Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Tarraco - столица забытой провинции. Часть Первая.

Назад

Tarraco - столица забытой провинции. Часть Первая.
Тескт и фотографии – Сергей Чаплин.


Небольшой по современным меркам городок, населением около ста тридцати тысяч жителей, Таррагона возвышается над морем на крутом холме, местами достигающим в высоту чуть более шестидесяти метров. Широкий приморский бульвар, построенный в духе «fin-de-siecle», где здания испанского модерна сочетаются с причудливыми коробками в стиле арт-нуво, увенчан смотровой площадкой, откуда открывается прекрасная панорама. Воздух удивительной чистоты и ясности позволяет хорошо рассмотреть далекие танкеры на рейде и детали рыбацких лодок, возвращающихся в порт. Вдыхая его полной грудью,  на мгновение закрываешь глаза – и воображение возвращает тебя в древнюю столицу имперской провинции Hispania Tarraconensis…


Идиллия длится недолго. Грохот и свистки товарняка внизу, на железной дороге, бесчеловечным образом разделившей город и пляж, напоминают, что вокруг лязгает железными челюстями не Первый, а Двадцать Первый век…


На фотографии – здание римского наместника провинции (Praetoria) в центре , остатки римских стен. Июнь 2011 года.
Description: Picture 409.jpg


Таррагона, в отличие от многих других провинциальных имперских городов, не прячет античное наследие за охранительными решетками. Античный, средневековый и современный город образуют единое трехчастное пространство, местами плавно перетекая друг в друга. Римских памятников столь много (даже если исключить музейные коллекции), что для их тщательного осмотра требуется, как минимум, пара дней.  
Description: Picture 429.jpg


Сверни с бульвара налево, в сторону Playa del Milagro, и взорам предстанет неплохо сохранившийся римский амфитеатр. Похоже, его арена стала местом борьбы двух реставрационных школ – английской и французской. Иначе как объяснить бережно восстановленные руины гладиаторских раздевалок в восточной части и зрительские скамьи, выглядящие как трибуны футбольного White Hart Lane без пластикового верха?..

Description: Picture 243.jpg


Стены над северным входом (см. следующий снимок), сложенные из современного булыжника, на мой взгляд, сработаны достаточно безыскусно и вступают в контраст с брутальной мощью римских контрфорсов. На вершине одного из них в момент своего посещения я обнаружил русского туриста, оживленно разговаривавшего с девушкой в инвалидной коляске внизу. Больше посетителей в этот послеполуденный час в не было. Шла siesta.


Со стороны северных трибун, поблизости от билетной кассы, растут причудливые деревья, чьи стволы словно канаты из перекрученных воловьих жил. В их густой тени местным архиепископом установлен памятник в честь мучеников-христиан, казненных по здесь приказу императоров и (или) наместников провинции.
Description: Picture 412.jpg


Description: Picture 420.jpg


Энтузиаст римской старины, решивший прогуляться от амфитеатра до руин порта, где высаживался Цезарь и легионы, задействованные Августом в Кантабрийской войне, неизбежно встанет перед  малоприятным выбором –
идти около двух миль вдоль железнодорожного полотна, дыша горячей копотью ГСМ в восточном направлении или петлять по узким улочкам без единого указателя, рассчитывая на милосердие случайных прохожих, говорящих на местном диалекте с невероятной скоростью. Наличие единственного (!) для всей центральной части Таррагоны выхода на пляж через тоннель заставляет задуматься о своеобразных вкусах  местной архитектурной школы. 


Вдоль железной дороги растут лопухи и «марсианские репейники» в человеческий рост, а приятности песчаного и плоского пляжа резко контрастируют с мелким морем, волна которого у берега, на мой взгляд, слишком теплая.
Description: Picture 254.jpg


На заднем плане – средневековая крепость и руины античных портовых сооружений.
Description: Picture 248.jpg


К музею римских древностей и «башне наместника», в верхнюю часть города, можно подняться с помощью лифта, установленного в северо-западной части парка, разбитого на месте одного из кварталов перед амфитеатром. В ходе раскопок там был обнаружен неповрежденный античный резервуар, который дизайнеры удачно переделали в подобие небольшого бассейна.


В неподвижном мареве сгустившегося таррагонского зноя нежный лепет родниковой воды под сенью сосен звучит как отрезвляющая и благая весть.

Description: Picture 428.jpg


Омой лицо и присядь на фрагмент античных ворот до блеска отполированный задницами скитающихся мисс. Скрежет цикад, обрывки вульгаты, крики торговцев мороженным, далекие звуки полицейских сирен – что изменилось в пейзаже за последние пятьдесят, полтысячи, две тысячи лет?..

Description: Picture 427.jpg


Неспешною походкой через археологический парк приятно брести к крепостным стенам.
Могучие многотонные блоки в их основание были заложены едва ли не в мегалитическую эпоху. Так, по крайней мере уверяют местные гиды. От римских времен сохранились три башенных укрепления, «Кабискол», «Минерва»  и «Арцобиспо» - впрочем, в правильной транслитерации последнего названия я не уверен. Несомненно, главной «башней» является здание претория, подвергшееся изменениям в средневековую эпоху, но сохранившее первоначальные черты августовской постройки.
Praetorium Tarraconensis.
Description: Picture 431.jpg


Description: Picture 271.jpg


С подземельями praetorium (а) связан ряд мрачных преданий.
Так, первый епископ Таррагоны, Святой Фруктуоз (San Fructuoso), содержался там в заточении с другими узниками совести, мучениками Святым Евлогием и Святым Авгурином. Они были казнены на арене амфитеатра в 259 году, в правление императора Галлиена. В 585 году в застенках претория был также умерщвлен вестготский святой Эрменгильд, бывший сыном короля Леовигильда (Leovigild). Несмотря на свое арианство, Леовигильд признавал главенство византийского императора и даже принял имя Флавий. Если отвлечься от зловещих теней Темных Веков и подняться на самый верх  - то можно бесконечно наслаждаться видами Таррагоны и бескрайних морских далей.
Description: Picture 285.jpg


В подсобных помещениях на первом этаже разместился небольшой римский лапидарий. Составленный главным образом из надгробных плит и алтарей эпохи Антонинов он оставляет приятное впечатление.


Надгробная плита «однокашника» Марка Аврелия, бывшего проконсулом в одной из африканских провинций и скоротавшего свой век в Таррагоне.
Description: Picture 292.jpg


Description: Picture 290.jpg


С другой стороны, почти вплотную к зданию претория примыкает огромный комплекс римского городского цирка. Его сооружение, очевидно, было завершено во Втором Веке. Его отличительной особенностью являются протяженные крытые галереи и прекрасно сохранившиеся подземные переходы между помещениями.


Тарраконцы с плохо скрываемой гордостью утверждают, что длина одного из них превосходит все аналогичные тоннели эллинистического мира и даже знаменитый «проход» под Асклепионом в Пергаме.
Description: Picture 283.jpg


Description: Picture 297.jpg


Раскопки цирка далеки от завершения и сегодня, учитывая кризис испанской экономики, никто не возьмется сказать, когда масштабный проект по реконструкции центра римской Таррагоны будет доведен до конца.


Вечером вокруг развалин бродит веселая молодежь, но даже худые эмигранты из стран Магриба в истертых джинсовых куртках не в силах остановить чувство приближения Сатурналий. Сиеста подходит к концу и узкие улочки наполняются звуками тамбурина и криками ссоры (…)

Description: Picture 294.jpg
Продолжение следует.

Назад

 
статистика