Римская жизнь: размышления о жизни древней и современной. Голуби Таррагоны.

Назад

Голуби Таррагоны
Текст и фотографии – Сергей Чаплин


Если в Вечном Городе власть кошек над руинами форумов в ночное и предрассветное время является почти священной, то претензии таррагонских голубей на абсолютное господство в старой вотчине Сципионов вызывают у местных жителей резкое неприятие.
Description: doves.jpg 


По легенде, разросшаяся колония городских голубей столицы Hispania Tarraconensis уходит своими корнями к римским голубятням, когда вышедшие в отставку ветераны сирийских или маркоманнских войн разводили жирного голубя для портовых таверен и другой разновидности античного фаст фуда.


Хорошо приготовленный голубь считался лакомством, в древнеримской литературе мы встречаем описание трапез, где «фрикассе из голубя» или голубь зажаренный целиком – обычное явление.
Как писал Марциал (III, LXXXII), расказывая о пиршестве Зоила:
А он, назад нагнувшись, где стоит челядь,
Среди собачек, что гусиный жрут потрох,
Кабаньим чревом всех своих борцов кормит
И милому он дарит голубей гузки.


Хотя специальной монографии по голубятням римской Таррагоны, мне кажется, не существует, мы можем составить себе представление об этой сфере экономической жизни на примере других провинций. Так, исследуя деловую активность Римской Палестины, Зеев Сафрай отмечал важность наличия голубиных ферм для малых форм сельского хозяйства. По его подсчетам, голубятни древней Иудеи (с учетом современных циклов ритма воспроизводста голубиной популяции) могли давать прирост в  800 000 особей в год (!).

Учитывая крайне высокую плотность населения провинции Hispania Tarraconensis и присутствие таких крупных портов, как Таррагона, куда прибывал огромный грузопоток из остальных частей Средиземноморья, количество голубей поставляемых на местный рынок было вряд ли существенно меньше.

Однако с приходом вестготов малый бизнес местных Серториев и Апициев по продаже голубиного мяса приказал долго жить, бывшие таверны были приспособлены под варварские малосемейки, но в этой чехарде голубятни смогли уцелеть, ибо новым хозяевам города до них почти не было дела.


Фонари и голуби. Таррагона. Июль 2011 г.
Description: Picture 311.jpg


Предоставленные сами себе, голуби смогли выбраться на свободу и полностью оккупировали разрушающиеся террасы брошенных инсул и портовые укрепления. Хотя они постоянно несли потери от вестготских лучников, всегда державших оружие при себе, в отличие от изнеженных приморских римлян Пятого Столетия, надо полагать, что процент голубиного прироста, исчисляемый в годовых показателях, превышал неизбежные потери.


По другой версии, таррагонская популяция голубей обязана своим происхождением храмовой голубятне Венеры, чьей священной птицей был белоснежный pigeon. Храм Венеры был закрыт и разобран за ненадобностью, кажется, в Четвертом Веке, но голубю – с его удачным пиаром птицы-символа чистоты и непорочности –церковными ригористами было разрешено обитание в прежнем ареале.


Зная с какой радостью голубь возвращается к насиженным местам (голубиная почта во многом построена на этом принципе), я не удивлюсь, если когда-нибудь по скоплению таррагонских голубей ученым удастся обнаружить местонахождение капища Пафосской богини в кварталах старого города.


Однако сейчас таррагонскому голубю приходится несладко.
Основной причиной досады горожан на некогда священную птицу является, по моим наблюдениям, количество помета, низвергаемого с высоты на головы зевак и заезжих «фористьери». Его химический состав является активно действующим веществом, представляющим угрозу для античных и средневековых памятников искусства и архитектуры.


На снимках внизу хорошо заметна линия обороны, организованной горожанами от голубиного войска, со следами многочисленных недавних схваток.


Верхний край античных капителей, поддерживающих средневековые балконы из корабельной сосны, утыкан многочисленными гвоздями и заточенными шипами, направленными остриями вверх с целью сделать посадку зловредной птицы невозможной.
Description: P1.jpg


Description: Picture 319.jpg


Однако, похоже, таррагонский голубь унаследовал от своих римских предшественников необходимую выдержку, о чем свидетельствует различная толщина слоя голубиного помета поверх растопыренного частокола.
И, хотя в ежедневной борьбе голуби несут потери (см. снимок голубя с отрубленной лапой, сделанный с крыши римского претория), судя по их решительно нахохленным зобам, отступать они не собираются.
Description: Picture 277.jpg


Ведь к голубиному счастью, других средств (учитывая отсутствие вестготских лучников) в арсенале тарраконцев не так много. Дома в районе римской «джудекки» строятся как можно плотней друг к другу, веревки с мокрым бельем и бесконечные клумбы с балконнной геранью развешаны так, чтобы сделать полет баражирующего голубя как можно менее приятным...
Description: Street5.jpg


Но попытка использовать семейство кошачих для «решения голубиного вопроса» потрепела оглушительное фиаско, ибо таррагонские кошки, хорошо изучив нрав своих работодателей, теперь могут часами не выходить из сиесты.
Томный кот на руинах таррагонской «джудекки».
Description: Picture 444.jpg


И торжествующий голубь взирает на тебя пристальным взором римского орла из своего надежного и труднодоступного укрытия.
Description: Picture 318.jpg


В то время, когда пожилая домохозяйка с плохо скрытым беспокойством опасается  появления новой голубиной метки на свежевыстиранном белье…
В ожидании голубя. Июль 2011 г.
Description: Picture 309.jpg

Назад