Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Пестум.

Назад

Посейдония - Пестум.
Размышления о Вечном.

Вид со скал Майори в сторону Монте Альбуно и Луканских гор, где находится Пестум. Июнь 2007.

 

"Завтра, если погода не изменится, мы отплываем. Туда, где туманный диск Селены еще бледнеет над пологими отрогами Луканских гор. Да будут милосердны к нам боги Рима и пенаты! Подобно Энею, мы заложим новый город и назовем его Пестум. Нет, вернее, мы переименуем греческую Посейдонию на свой лад и тем самым заберем ее у холодных, надменных, но в целом беспомощных луканских божков. Грекулусы воздвигали им великолепные храмы, такие величественные, каких мы никогда не видели в Риме; cовершали бесконечные обряды в их честь, но, когда пришел Пирр, их богам ничего не оставалось как искать защиты у алтарей Рима, стоящих в приземистых храмах Капитолия!..
Мы, которых считали варварами, неспособными к созерцанию светил, оказались практичнее и трезвее, и поэтому нам принадлежит будущее. Мы проложим широкие дороги, которых никогда не умели строить эллины, и мосты, которые поведут наши легионы к новым высотам! Во имя Рима!..".
С моря подул теплый ветер. Луций Сабин поправил плащ и обнял жену…

Примерно так мог размышлять один из римских колонистов Посейдонии, глядя на безмятежные воды Неаполитанского залива..

Фрагмент римской плиты с ликторскими фасциями в окрестностях Пестума. Июнь 2007.

Непросто писать о Пестуме с "римской точки зрения", город по праву считается одним из памятников магногреческого наследия. Большинство исследователей Пестума говорят в основном только о фантастической красоты храмах, донесших до нас подлинный дух высокого дорического искусства. И это несомненно так.

Величественные руины храма Посейдона.


Выдающийся русский итальянист Павел Муратов писал: "Пестумские храмы построены в самом конце шестого или даже в начале пятого столетия. Но отдаленность маленькой колонии от центров греческой цивилизации сказалась в том, что их пропорции так же архаичны, как в сицилийских храмах, относящихся к началу VI века. Дорическая архитектура является здесь в разгаре борьбы с тяжестью камня. Дух размера и распределения не победил еще слепого сопротивления материи. Колонны слишком толсты и низки, слишком близко поставлены друг от друга, точно строитель преувеличивал вес поддерживаемого ими архитрава. Диаметр их основания слишком велик по сравнению с верхним диаметром, они излишне прочно опираются на землю. Сильно выступающие дорические капители выдают ту же преобладающую заботу о достаточной прочности, то же поглощение первой архитектурной задачей, преодолением веса. Но в этом как раз и заключается сила ранней дорической архитектуры. Преувеличенно тяжелые пропорции, громоздкость и приземистость этих храмов как-то связаны с неостывшим еще мистическим жаром архаической Греции. Здесь нет еще ничего, в чем уже чувствовался бы тот прохладный ветерок, который прояснил сознание и привел его к более светлым, более легким и бесстрастным формам Периклова века. Камень, из которого сложены храмы, -известняк, род римского травертина. Время придало ему густой золотистый цвет, хранящий вечное и живое тепло солнца. Такой камень кажется живым веществом, не особенно отличным от человеческого тела. Как это мало похоже на полированные базальты, сиениты и порфиры, которые так любили египтяне.”
Фрагменты дорических колонн храмов Посейдона и Афины".

Кроме храмов, неплохо от греческой архитектуры Посейдонии сохранился и экклезиастерион (480 BC), место, где заседал городской совет.

pa1

Пестум (греческое имя - Посейдония) предполжительно был основан в 8 в до н. э. ионянами. По другой версии, он был основан выходцами из легендарного Сибариса. Посейдония чеканила свою монету, вела успешную торговлю с Сицилией и, возможно, с Карфагеном, и довольно активно участвовала в общегреческих мероприятиях.

Образец статера чеканки Посейдонии. Период 445-420 г. до н. э. Фото взято с ресурса http://www.coinarchives.com/a/lotviewer.php?LotID=172032&AucID=216&Lot=124

pa2

Один из Пестумских атлетов по имени Парменид даже выиграл в 468 г. греческую Олимпиаду.

Фрески из Пестумского некрополя, изображающего возничего на состязании и победу в конном ристалище. .

pa3

pa4

Здесь бывали Александр Молосский (дядюшка Александрa Македонского), неудачливый покоритель Италии, Эпирский царь Пирр. Основное население составляли луканы и греки. Но блистательная история Посейдонии уже была на закате к моменту прихода римских колонистов.

По словам П. Муратова, “в том месте, где был главный храм Посейдона, ступени кажутся стертыми. Здесь проходили некогда поколения народа пастухов, мореплавателей и земледельцев. Судьба этих "людей из Поссейдонии" известна благодаря одному случайно сохранившемуся греческому отрывку. "Им, бывшим сначала настоящими эллинами", говорится там, "пришлось обратиться в варваров, в тирренцев или римлян, переменив при этом язык и нравы. Но они все еще соблюдают одно эллинское празднество и в тот день собираются вместе и вспоминают старые свои имена и прежние обычаи. Они обмениваются сожалениями и проливают горчайшие слезы, после чего расходятся по домам".

Вопрос, который волнует меня состоит в том, каким образом такой мощнейший творческий потенциал, которым обладала культура Великой Греции в период своего высочайшего расцвета, оказался растраченным практически впустую? Или в решающий момент в Посейдонии, Таренте, Велиях и других магнореческих центрах, поэтов, флейтистов и возничих, равно как и просто праздношатающихся философов и сибаритов, оказалось больше, чем воинов и полководцев? Не есть ли в этом грозное предостережение и урок для всех последующих цивилизаций, в том числе и нашей?..

Погребальная фреска с изображением петуха. Содержится ли здесь намек на мистическое перерождение, возрождение души, пробуждающейся в "лучшем мире" с первыми лучами солнца? Или это вечное, обретенное бодрствование?

pa5

Рассуждая о надгробной живописи луканских магногреков, нельзя не отметить, что они практически лишены невроза, вызываемого представлениями о смерти и последующих мучениях. Они, по моему мнению, исполнены радостного и светлого мистицизма. Вот, например, душа покидает тело под звуки флейт.

pa6

Вот,  она выходит из своего склепа в неведомое пространство.

pa7

Но обретенная вечность может быть всего лишь повод для веселого времяпрепровождения в кругу друзей, которе теперь не нарушит ни война, ни голод, ни набеги варваров.

pa8

“People afraid death like children afraid to go into the dark” // "Люди боятся смерти так же, как дети боятся темноты", написал в начале 17 го столетия английский философ Френсис Бэкон. В магнореческих фресках Пестума этот страх отсутствует. Смерть воспринимается ими как прыжок в неизвестное и неведомое, но необязательно темное и страшное. Пожалуй, лучшим подтверждением этому служит потрясающая в своей лаконичной экспрессии фреска "Ныряльщик".

pa9

Человек отрывается от своих корней навсегда и на мгновение его душа как бы повисает в воздухе, но на другом берегу, после омовения в волнах забвения, его ждет новое дерево жизни.
На мой взгляд, любопытные размышления над этой фреской содержатся в эссе "Бык и Ныряльщик" Паскаля Киньяра, обладателя Гонкуровской Премии в 2002.
Киньяр пишет: "Два самых древних страха человека вызваны темнотой и одночеством. Тьма - это отсутсвие видимого. Одиночество - это отсутствие матери или предметов, ее заменяющих. Людям знакомы эти страхи: каждый из нас боится снова низвергнуться в бездонную, черную бездну.., снова впасть в животное состояние, каждый испытывает боязнь утонуть, страх бросится в пустоту, ужас от встречи с нечеловеческим. Сфинкс с чертами льва, птицы и женщины, который загадывал Эдипу загадки в Фивах, когда они были разгаданы, бросился с вершины горы Фикейон в смерть. Падение Икара стало воображаемым продолжением прыжка Ныряльщика пестумской могилы. Что такое сотворение мира? Это падение и последующее возрождение. Прыжок в пропасть, прыжок в смерть, составляют первый этап этой космической симфонии. Афродита выходит из волн морских, и с ее тела струится вода. Птица, ныряющая в воду, приносит в  клюве ил со дна моря… По словам Эсхила, обращенных к Пеласгу в "Умоляющих", "Я нуждаюсь в глубокой мысли. Да, мне нужно, чтобы устрeмлялся в бездну, подобно ныряльщику (diken kolumbeteros), мой пытливый взгляд".. (Цит. по П. Киньяр. Секс и страх. М., "Азбука", 2005. С. 755-6).

Ну а что же римские колонисты и 1200 лет (!!) существования города в римскую и византийскую эпоху?
Мало кто уделяет им должное внимание. Более того, злорадное замечание Муратова показывает насколько иногда поверхностным может быть восприятие римской части наследия: “Во времена войны с Пирром Поссейдония была присоединена к римским владениям под именем Пестума. Цвет и аромат жизни этого маленького греческого города были принесены в жертву целям римского государства. Но по странной иронии вещей самая святыня римского государства, Forum Romanum, зияет разрытым кладбищем, в то время как храмы Пестума - все еще храмы для каждого, кто поднимается по их ступеням.”
Разумеется, в этом таится лукавство. Начнем с того, что на месте Римского Форума нет никакой "разрытой ямы". Раскопки закончены и центральная часть римской улицы выглядит очень достойно.

Центральная часть Римского Форума Пестума.

Глыбы сваленного в кучу римского травертина и остатки внушительных оснований колонн позволяют предположить что римский вклда в пестумское градостроение был подобающим масштабу эллинских храмов.

Несомненно сохраняют остатки былой гордости и руины главного храма Форума, сооруженного еще в Республиканскую эпоху.

Впечатляют и останки совершенно заросшего травой (это не Англия, где ее подстригают раз в 2 недели!) римского Комиция. Но мб кому-то так даже романтичнее.

Во всем, начиная от каменной кладки мостовой пестумской Виа Сакра (Священной Дороги), до водопроводных труб, проведенных в каждый (!) жилой дом центральных кварталов и характерных мозаичных полов мы видим хорошо знакомые черты "свежей и трезвой" цивилизации латинян.

Водопровод и храм Посейдона как знаки 2х таких близких, но совершенно разных цивилизаций!

Мозаичные полы, конечно, уступают помпейским, зато они есть практически в каждом доме.

Прекрасно сохранившийся римский амфитеатр эпохи поздней Республики, к сожалению, раскопан только наполовину. Более того, через него пополам "горе-реставраторы" прорубили дорогу к территории современного Музея! Впрочем, в эпоху Дуче на такие мелочи не обращали внимания.

Однако подлинным местом, где мы видим совместное творчество греческого и римского строительного гения, несомненно являются пестумские стены. Их общая протяженность составляет около 5 км (4750м). Думаю, однозначно стоит обойти их как-нибудь по периметру. Нижняя часть кладки выполнена эллинами, средний слой заложен луканами, верхняя часть и крепостные башни сооружены в римскую эпоху.


Пестум был город НЕМАЛЕНЬКИЙ. При этом небезынтересно отметить, что на сегодняшний момент раскопана лишь одна двадцатая его часть. Все остальное AREA PRIVATO “итальянских” колхозников, где для работы археологам требуется куча разрешений и, главное, - деньги, кот. не было и нет ни у правительства Берлускони, ни Проди.
О том, что "скрывают" в себе пестумские окрестности, где в несколько слоев располагается целый ряд некрополей (погребать усопших разрешалось только за пределами городских стен!), можно судить, например, по такой вот луканской бронзе, поднимаемой плугом незадачливого тракториста.

pa10

pa11

Впрочем и "внутри периметра" дела тоже обстоят неплохо.
В 1996 г. при обходе "колхозных полей" (во время пахоты) был поднят клад денариев 2 до н.э. - 1 в. н.э. в количестве более 600 шт.
Самолично занимаясь “осмотром”, мы с товарищем за час на поверхности подняли около около "двух килограмм" (если можно измерять аррефакты таким образом) фргаментов римской керамики (донышки, ручки, горла) и до "полyкилограмма" различных фрагментов чернолака (предполжительно, 450-300x до н.э.). Отрадно, что некоторые фрагменты несли следы орнамента и росписей. Чернолаковые кусочки меньше по размеру, но не так пострадали от плуга и трактора.

Вполне самостоятельный интерес прдеставляет местность вокруг Пестума. В особенности дельта и устье воспетой еще в античности реки Капо ди Фьюме. Текущая в предгорьях Монте Альбуно, которую, кстати, Иванов избрал в качестве модели для своей знаменитой картины "Явление Христа народу", она интересна не только остатками античных храмов по ее берегам, но и необычно красивым цветом летних водорослей.

pa12
Отправляясь туда на машине, следует помнить, что в 15км от нынешнего Пестума (чуть северо-западнее и ближе к морю) находится знаменитая Посейдония Архаика, первоначальное поселение ионян (город перенесли потом из-за частых наводнений). Интересно, что в путеводителях она не обозначается, хотя там находятся руины храма Посейдона, сооруженного в 6 в до н.э и ранний греческий некрополь. Лучше всего спросить дорогу у местных итальянцев, потомков римлян и лукан, перемешавшихся с сарацинами.

Пестумское взморье так же прекрасно, как и 2500 лет назад.

Закончить же очерк нам хочется опять словами Муратова, который, несмотря на весь скепсис относительно римского Пестума, все же оставил одно из лучших описаний этого города на русском языке.

“Мы провели в Пестуме весь день, пообедав среди развалин хлебом, сыром и сушеными тарентскими фигами, купленными в Салерно. Картина заката была великолепна. Горы Салернского залива и горы Калабрии сияли всеми торжественными вечерними огнями, -пурпурным, золотым, лиловым, синим и розовым. Бледный оранжевый пламень последних лучей струился по колоннам и таял в зеленоватом весеннем небе. Глубокий покой окружал храмы. Так же как эта минута, прошли над ними тысячелетия”.

Назад

   
статистика