Римский портрет. Марк Аврелий, Луций Вер, Комод

Назад

Марк Аврелий, Луций Вер, Комод.

В эпоху поздних Антонинов и особенно при Марке Аврелии, особое развитие получает техника использования бурава при передаче сложных причесок и бород изображаемых персонажей.
Именно введение в обиход этого технического приема,  по мнению Стронга, отличает скульптурные портреты поздних Антонинов от всей предшествующей римской традиции. Другим трендом той эпохи является нарочитая стилизация портретов императора под портреты известных греческих философов.

Марк Аврелий (Британский Музей, ноябрь 2007)
m1

Марк Аврелий (Неаполитанский Археологический Музей, июнь 2007)
m2

Марк Аврелий (Капитолийский Музей, Рим, март 2007)

m3

Обработка поверхностей лица и, в первую очередь, скул кажется нарочито спокойной и гладкой и являет собой резкий контраст по сравнению с густыми курчавыми прядями волос и бороды. Особое внимание к волосам было вообще характерной "темой" того времени. Так, Луций Вер, по словам биографов, доходил до того, что посыпал свою бороду золотой пылью и отращивал ее до неподобающей римлянину длины, "в духе вараваров".

Луций Вер (Британский музей, ноябрь 2007)

m4

Луций Вер (Неаполитанский Археологический музей, июнь 2007).

m5

Комод также предпочитал длинные прически и бороду, но уже по причине маниакальной подозрительности, выражавшуюся в том числе и в полном недоверии к брадобреям.

Комод (Каптолийский музей, март, 2007).

m6

Хотя, справедливости ради, отметим, что портреты, изображаюшие Комода в юности в большей степени направлены на подчеркивание его сходства с отцом. Это сходство является столь сильным, что должно полностью уничтожить бытуюшие уже почти два тысячелетия сплетни о якобы имевшей место супружеской измене Фаустины Младшей Марку с одним из гладиаторов.

Комод (Неаполитанский Археологический музей, июнь 2007)

m7

Комод (Палаццо Массимо, Рим, январь 2008)

m8

Несомненно греческие физиогномические теории оказали большое влияние на то полное глубокой мудрости , несколько отрешенное выражение лица Марка, которое так хорошо знакомо каждому любителю античности. Кажется, даже на войне или во время триумфа Марк погружен в глубокое созерцание и размышление о мимолетности окружающего мира.

Марк Аврелий. Рельефы из собрания Капитолийского Музея (март, 2007).

m9

m10

Пожалуй ни с одним другим римским императором, кроме Нерона,  мы не имеем возможности проследить физиогномические изменения, начиная с отрочества будущего правителя. Случай с Марком, однако, уникален не только этим. Практически с самого детства лицу Марка присуще то безмятежно-отрешенное выражение, которое является хрестоматийным в его позднейшей иконографии.

Марк Аврелий в юности (3 потрета из собрания Неаполитанского Археологического музея, июн, 2007)

m11

m12

m13

Некоторое отступление от этого правила представляет собой портрет, хранящийся в Палатинском музее, которому больше присуща, по нашему мнению, идеализация в духе позднеэллинистического портрета.

Марк Аврелий (Палатинский музей, Рим, март 2007)

m14

Однако, внутренняя сосредоточенность, великолепно перeдaнная на портрeтах Марка не только отличаeт его от "гламурного" Вера и "порочного" Комода, но и являeт нам образец идеального государственного деятеля, сохраняющего силу духа, величие и трезвость мысли в любой обстановке.

Марк Аврелий (Капитолийский Музей, Рим, март 2007)

m15

Назад

   
статистика