Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. «Древности Латерана».
Целиев Холм. Часть V
.

Назад

«Древности Латерана».
Целиев Холм. Часть V.


Декабрь 2013 года. Вид на «иглу Клеопатры» и базилику Сан Джованни со стороны виа Мерулана.
 IMG_6697.JPG


Завершить цикл прогулок по Целиеву холму мы хотели бы кратким обзором древнеримских памятников, собранных под сводами комплекса Сан Джованни ин Латерано (San Giovanni in Laterano). Одна из древнейших церквей католического Рима, базилика Сан Джованни, и примыкающей к ней великолепный баптистерий выглядят как живые статьи из застывшей в камне энциклопедии стилей христианского искусства. В их густой канве неискушенному взору легко пропустить феномены принадлежащие другому, более старшему и не менее сложному миру.


Название района – Латеран – восходит корнями к имени древнеримского рода Латеранов (Laterani). Их резиденция располагалась неподалеку, по соседству с владениями знаменитых Пизонов (Пизо), пока не была конфискована Нероном. Предположительно руины этих городских усадеб Латеранов и Пизонов были обнаружены на глубине около десяти метров(!) в ходе недавних раскопок под зданием Instituto Nazionale della Providenza Sociale... 


По другой версии, их поместья могли находиться непосредственно на месте базилики Сан Джованни, под алтарной частью которой были найдены развалины античных построек с так называемым «четвертым декоративным стилем», свойственным эпохе «Сатирикона» Петрония.


Впрочем, потомку «тех Латеранов», Сексту Латерану, одному из «генералов» Септимия Севера, похоже, все-таки удалось вернуть монаршую милость. Возможно именно он был командующим придворным полком императорской конницы (equites singulares), следы чьих казарм (Castra Nova Equitum Singularum) были также обнаружены на огромной территории церковного комплекса. Так или иначе, имя Латеран закрепилось за районом еще в античности.


Однако, поднимаясь к «латеранской возвышенности» от подножия Виллы Волконской, некогда принадлежавшей великосветской красавице и одной из муз Евгения Баратынского, блистательной Зинаиде Волконской, я вспоминал о другом римлянине, чье детство прошло где-то здесь, под «сенью Неронова акведука». Речь о Марке Аврелии, чья мать, Домиция Луцилла, предположительно была хозяйкой имения, контуры которого были открыты в 1959-64 гг. под Ospediale di S. Giovanni (Sala Mazzoni)...


Марк Аврелий…Барельефы с изображением храма Весты и весталок, откопанные на Латеране, вполне могли украшать постамент знаменитой конной статуи этого императора, располагавшейся здесь более тысячи лет до своего переезда на Капитолий.


Бронзовая статуя Марка Аврелия, перенесенная с Латерана на Капитолий в 1538 году. В Средние века ее принимали за статую Константина Великого. Это обстоятельство уберегло ее от переплавки.
marcus.jpg


Латеран. Какая ландшафтная магия подтолкнула Константина Великого в 313 году построить здесь первый христианской собор Вечного Города, ставший одновременно официальной кафедрой римского патриарха?


Впрочем, может быть, императорское решение стоит объяснять стремлением христианских священников воздействовать «словом и делом» на позднеантичных римлян, возвращающихся из публичных бань? Высокие сводчатые руины их главного зала (IIIв. н.э.) - можно видеть и сегодня, прямо напротив баптистерия (см. фотографию).
IMG_6713.JPG
Баптистерий Сан Джованни - интереснейшее место. Современному паломнику нелегко разглядеть в нем «вызов», который представляла собой христианская купель на вершине холма,  рядом с термами. 


Мне кажется, для римлянина Четвертого века н.э. контраст был значительным. Представим на мгновение, наверху - ровное негромкое пение священников, мерцание высоких свечей, торжественные процессии… Внизу - крики менял, возня атлетов, гетеры, тяжелый пар над темной водой. На вершине холма – шум воды, текущей в Жизнь Вечную, внизу – мыло, брань, скребки и шумная пена, сливающаяся в Клоаку Максиму…

Мягкий мох темнеет под водою,
И скамьи из мрамора блестят…
В термах Рима душу я отмою,
Удалю скребком всю желчь и яд.
И в одежды белые льняные,
Под египетский глухой тимпан,
Облачится беженка-Психея
И присвистнет изумленно Пан.
Не уймется, демон козлоногий,
Будет тыкаться шершавым ртом
До тех пор, покуда на пороге
Та не осенит себя крестом…


Сегодняшняя восьмиугольная форма баптистерия сохранила в неявном виде очертания «круглой» церкви, заложенной Константином в 315 году. Причудливый восьмиугольник сменил ее почти сто лет спустя. Он - творение ранневизантийского периода, законченное в годы правления папы Сикста Шестого (432-440 гг.). Внутри баптистерия, несмотря на «барочный евроремонт», выполненный папами Урбаном Восьмым (Барберини) и Иннокентием Десятым в семнадцатом веке, по-прежнему немало черт напоминающих об исчезнувшем Риме цезарей.. Огромные колонны из красного (ассуанского?) гранита, обрамляющие вход из портика со стороны церкви Сан Джованни (обычный вход в баптистерий - с улицы), скорее всего, были перенесены сюда в Четвертом веке из храма Венеры Прародительницы (Venus Genetrix), с форума Цезаря… Прекрасно сохранившиеся восемь колонн из темно-красного гранита, стоящие вокруг крестильной купели, также взяты из более древней постройки. По версии А. Клэридж, они могли обрамлять внешний фасад ранней, «константиновой» церкви. Их капители принадлежат к разным ордерам (два – коринфских несомненно относятся к Первому веку н. э.), однако, эта эклектика не напрягает.


Стоя под многоугольным куполом баптистерия, будто находишься в бутоне прекрасного каменного цветка, сложившем лепестки перед летней грозой. Время течет неспешно и неслышно. 
IMG_6704.JPG


Однако пройдем внутрь церкви Сан-Джованни, где, по словам Аманды Клэридж, «несмотря на превалирующие тяжелые тона барокко, колоссальное пятичастное пространство (102 х 60 метров) дает некое представление о том, как могла выглядеть одна из поздних римских базилик». Несмотря на любовь к Генделю и обоим Скарлатти, итальянское архитектурное барокко дается мне тяжело. Я не люблю его окаменевших складок и пронизанной нарочитым драматизмом пластики. Под «прометеевскими» сводами Сан-Джованни я чувствую себя словно погребенным под  толщей ненужной роскоши. Из нее, конечно, стоит выделить две колонны из нумидийского желтого мрамора, перенесенные сюда из Арки Константина  в 1598 году, или четыре позолоченные отлитые из бронзы коринфские колонны, достигающие в высоту двадцати четырех римских футов, и относящиеся к периоду Траяна-Адриана…  Как знать, возможно, они были перенесены в Сан Джованни для украшения первой базилики по прямому распоряжению Константина Великого?.. К другим «сокровищам», прибитым волнами Времени к мраморным отмелям Латерана, в первую очередь, следует причислить статую  императора Констанция Второго, поставленную в портале, и бронзовые двери Римской Курии, служившие прежде одним из главных входов в храм со стороны пьяццы Сан Джованни.
IMG_6738.JPG


Статуя Констанция Второго (с вводящей в заблуждение надписью «Константин» на постаменте) является хорошим примером парадной  скульптуры поздней античности. На мой непросвещенный взгляд, черты императора лишены схематизма и безжизненности наблюдаемой в портретах Константина или Феодосия. Во всяком случае, мне кажется, Констанций Второй из Латерана «не довлеет» имперской тяжестью. Он менее грозен чем изящен, в нем отсутствует лживое геройство. Не будь я уверен в античном происхождении памятника, я принял бы его за творение галантной эпохи Евгения Савойского и битвы при Мальплаке.

IMG_6717.JPG


Точное происхождение статуи Констанция неизвестно.  По одной из версий, она могла принадлежать  группе скульптур, изображавшей семейство Константина Великого, которыми этот император британского происхождения украсил новые термы на Квиринальском холме. Однако, здесь, в пышном портале Сан Джованни, она смотрится органично, словно напоминая о тайных связях Версаля с холмами Рима.
IMG_6719.JPG


Однако главным памятником в собрании латеранских древностей, являются, по моему мнению, циклопические бронзовые двери Римского Сената (Курии), перенесенные сюда с Римского Форума в 1660 году папой Александром Седьмым.
Несколько обстоятельств, связанных с этими дверями, всякий раз вызывают мое изумление: как смогли они избежать переплавки в Средние века? Почему (в отличие от сотен других «менее значимых» памятников) они находятся в свободном доступе? Почему, несмотря на многочисленные упоминания в каталогах и справочниках, рядом с ними нет никакой таблички, рассказывающей об их происхождении?..


Как бы то ни было, их прекрасную древнеримскую бронзу в глубокой патине можно разглядывать и трогать сколь угодно долго, не опасаясь ярости музейных смотрителей.

IMG_6721.JPG


Римская Курия и «эти двери» на денарии Октавиана (Августа). 30-29гг. до Р. Х. Ссылки? BMC 631; Coh. 122; RIC (new) 266.
Jul3.jpg

http://www.acsearch.info/search.html?search=similar%3A684618#5


Касаясь холодного металла, помнящего звучание голосов Августа, Тиберия, Тразеи Пета, испытываешь странные чувства..  Впрочем, замечу, что Двери могут принадлежать и более позднему времени, а именно периоду реставрации здания Сената после пожара в 283 году.  С другой стороны, при переносе и установке Дверей в Сан Джованни в одной из дверных щелей была обнаружена монета Домициана (81-96гг. н. э.), что может являться косвенным признаком их принадлежности Первому веку.


Дверные ручки с внешней стороны отсутствуют, но, если круглые следы обозначают места креплений -  большинство римских сенаторов было отнюдь не маленького роста. К сожалению, великолепные восьмиугольные бронзовые звезды не имеют связи с восьмиугольной звездой Божественного Юлия, знакомой нам по денариям Августа. Они являются «позднейшими инсталляциями», призванными прославить римское семейство Кьиги (Chigi) и папу Александра VII. Однако «a posse ad esse non valet consequentia». Или, перефразируя: «говоря о вещах возможных, не всегда стоит быть уверенными в их реальном существовании»...

IMG_6725.JPG
Продолжение следует.

 

 

Назад