Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Виминал.

Назад

Виминал. Термы Диоклетиана (Максимианa).

Дух пролетарского большинства, интернационального, многоголосного, пестрого Рима эпохи Поздней Империи и сегодня можно встретить на Виминале, этом самом маленьком из семих холмов Вечного Города.
Когда, извергнутый из душного чревa Термини в пахучее облако летнего полдня, в самую гущу суетливых матрон с орущими bambini, отчаянно жестикулирующих таксистов, тощих скандинавок, толстых американок, норовящих отдавить тебе ступни колесами своих розовых пластиковых чемоданов, ты, рискуя быть задавленным разворачивающимся автобусом, постепенно приходишь в себя, перед тобой вырастают, огороженые зеленой решеткой, горы светло-коричневово-красного кирпича Терм Диоклетиана и базилики Санта Марии дельи Анжели.

1

Сегодняшний Виминал унаследовал свое название от collis Viminalis, которое, возможно, указывало на ивовую рощу, некогда произраставшую на его склонах. По другой версии его имя связано с местным святилищем и культом Юпитера Виминальского.
Археологические раскопки, проводившиеся в 1950-е годы, показали, что Виминал был густонаселенным городским районом уже в эпоху Ранней Империи, так как в ходе железнодорожных и реставрационных работ в зоне Термини, был открыт ряд построек, относящихся ко времени Второго и Третьего веков.
Однако из общественных сооружений "до-Диоклетианового” периода, если не считать небольшого отрезка Республиканских крепостных стен, возникающих по правую руку сразу после выхода с Термини на Пьяццу деи Чиквеченто, дошло немногое, хотя Виминал никогда не мог пожаловаться на недостаток внимания со стороны цезарей.
Так, например, в районе соседней Пьяцца Република (1896-1902), сквер которой набит тающими рядами замшелых букинистов (их активно вытесняют торговцы китайскими чемоданами), располагался Храм Рода Флавиев (templum Gentis Flaviae), построенный по указу Домициана.

Вид на Пьяццу Република сегодня. Январь 2007 г. Где-то рядом  c фундаментом этого монстра располагаются остатки семейного храма усмирителей Иудеи.

2

Несколько лучше обстоят дела с Лагерем Преторианской Гвардии, Кастра Претория (Castra Praetoria), построенным Сеяном по распоряжению императора Тиберия в северо-восточной части Виминала, между античными улицами Виа Номентана и Виа Тибуртина.
До постройки Castra сразу за Сервиевыми Стенами преторианцы были расквартированы в различных частях города, что доставляло дополнительные трудности в коммуникациях и мобилизационном плане. Идея собрать преторианцев "в одном месте", за городской чертой, была несомненно правильной и способствовала поддержанию городского порядка. Северные и Восточные ворота Лагеря,  большая часть северо-западных стен и руины отдельных бараков дошли до наших дней, а o значимости этого топоса для античной истории говорит его изображение на аурее Клавдия, при возведении на престол которого преторианцы сыграли исключительную роль.

3

Циклопические руины Диоклетиановых терм являются, пожалуй, главной древнеримской достопримечательностью Виминала, хотя, кому-то, наверное, доставит удовольствие прогулка по улице Двадцатого Сентября, проложенной поверх античной Виа Номентана.
Прожив около недели в альберго на Via XX Settembre, могу сказать, что пара хороших энотек в ее восточных окрестностях с неплохим выбором кампанских вин и овощной рынок, где попадаются колоритные персонажи, гарантируют приятное времяпрепровождение; также близость к музею Палаццо Массимо (располагается прямо напротив Термини) - несомненный плюс.

Овощной рынок Виминала. На заднем плане - руины терм.

4

Возвращаясь к Диоклетианову мега-спа-комплексу, следует сказать, что, хотя термы и были построены по образцу ранних "классических" терм Траяна и Каракаллы, они значительно превосходили их масштабом.
Так, если каракалловы термы могли вместить в себя единовременно около 1500 человек, то Диоклетиан построил купальни, вмещавшие сразу около 3000.

5

Впрочем, если быть до конца точным, основную заслугу в постройке терм следует приписать Максимиану Геркулию, соправителю Диоклетиана, который, как гласит находящаяся в Музее Терм посвятительная надпись, по своему возвращению в Рим из Африки начал строительство "спорткомплекса" осенью 298 года и закончил где-то в период между отречением Диоклетиана (1 марта 305 года) и смертью Констанция Хлора (25 июля 306 г.).
Термы были лишь "посвящены" Диоклетиану, однако наименование "диоклетиановых" навсегда закрепилось за ними.
По моему мнению, Максимиан выстроил на Виминале отдельный "город удовольствий", глядя на который с трудом веришь в трудности экономического характера, которые в то время переживала Империя.
То, что дошло до наших дней от кирпично-мраморной симфонии условно можно подразделить на три самостоятельныe группы памятников:

1) руины под открытым небом;
2) часть термального комплекса, в котором разместился Музей Терм (Museo delle Terme)
3) часть, переоборудованная под базилику Санта Мария дельи Анжели (S. Maria degli Angeli).

Pуины под открытым небом

Некогда единая площадь терм разрезана и обрамлена такими улицами, как уже упоминавшаяся улица Двадцатого Сентября, Виа Чернаиа/Cernaia (по-нашему, Черная), Виа Париджи (Parigi) и Виа Орландо (Orlando), упирающаяся в Пьяцца Република.

Вид на северо-восточный угол терм между Виа Чернаиа и Виа Париджи. Январь 2006 года.

6

Чтобы наглядно показать, о каком малом фрагменте здесь идет речь, я выделил этот участок на  плане-реконструкции. В лучшем случае, imho, массивные руины предстaвляют собой лишь одну восьмую часть комплекса.

7

Аманда Кларидж в своем путеводителе сообщает, что термы занимали площадь в 11 гектаров, однако, мне кажется, что эта цифра приуменьшена, ибо не включает инфраструктурные объекты типа цирюлен, таверен, меняльных лавок, распологавшихся по периметру, хотя, может быть, я ошибаюсь.
Некоторое представление о том, как выглядел Максимианo-Диоклетианов ансамбль снаружи, “одетый в мрамор и гранит”, можно получить спустившись по Виа Чернаиа к Пьяцца Република.
С левой стороны, где расположен один из "черных выходов" базилики Санта Марии дельи Анжели, легко заметить следы мраморной облицовки на стенах, однако, эти, в прямом смысле, "жалкие крохи" заставляют только вздохнуть об утраченном великолепии.

8

Museo delle Terme

Занимающий часть левой (по отношению к Термини) и центральной зоны комплекса, Национальный Музей Терм, хотя и уступает своими коллекциями шедеврам расположенного через площадь Палаццо Массимо, однако, по своему интересен.
Попасть в Мuseo delle Terme можно через бывшую палестру, в которой сегодня разбит самый настоящий римский сад, со множеством зелени, мраморных скамеек и безголовых статуй у фонтана.
Это райское место для спасения от бежалостного римского солнца, которое настигает вас в разгар сиесты августовского полдня.

Вход в Музей Терм через палестру. Август 2010 года.

9

Дорожки сада, посыпанные гравием, заставлены надгробиями эпохи Поздней Республики и Ранней Империи. Но ведь в Риме часто сад, парк и кладбище идут рука об руку, этому не приходится удивляться.

10

Мне понравилась выставка коллекции римских надписей, собранных во время раскопок прилегающих улиц. Хотя в ней не было ничего  выдающегося, литеры и слова, вырезанные в строгом или произвольном порядке на мраморе, бронзе, стекле и терракоте, несли в себе живое дыхание повседневной жизни с ее радостями и печалями, бившей здесь 2000 лет назад.
В главном залe на первом этаже Музея (бывшей раздевалке или “аподитерии” терм) находится коллекция скульптуры из Лация "до-римской" эпохи. Там также нашли приют "энеевы камни", знаменитые "циппи" из района Альба Лонги, которые, вероятно, были древнейшими алтарями потомков Гектора, поселившихся в бассейне Тибра.

Терракотовая голова Коры. Музей Терм, август 2010.

11

Однако посетить Музей Терм стоит не только из-за эпиграфических коллекций и трех десятков саркофагов , которые есть практически в любом римском музее. По моему мнению, его главное достоинство заключается в практически полностью сохранившихся боковых залах центральной базилики терм.
Несмотря на  уничтоженную облицовку, их безупречные, вытянутые вверх своды доставляют наслаждение своей строгой кладкой и гармонией деталей.

Внутри залов рядом с центральной базиликой. Август 2010.
Жаркий день остался снаружи, здесь веет прохладой, кажется, где-то под плитами пола до сих пор журчит по трубам вода из Акведука Марсия.

12

 

Hепонятен смысл странного сооружения внутри залы, вход в который охраняют статуи Тиберия и Ливии (?). В его центре располагается маленький бюст неизвестной девушки эпохи Антонинов. Если дизайнеры хотели таким образом акцентировать центральное пространство, то, наверняка, можно было бы придумать что-нибудь менее громоздкое.
Тем более, что в этой же зале находятся реконструкции еще двух семейных склепов в натуральную величину (!).

13

Santa Maria degli Angeli

14

Идею превратить пустующие руины терпидария и центральной базилики терм в нечто прекрасное и возвышенное, пришедшую в голову Микелянджело, нельзя не назвать революционной.
Представим себе на мгновение всеь комплекс, в одной части которого возникает и наполняется самостоятельным смыслом новое сооружение (1563-1566 гг. ), при этом все остальные части остаются в таком же запустении, в каком они пребывали тысячу лет.
Конечно, в идее Микелянджело был заложен практический смысл - надежные имперские конструкции, богатейшая внутренняя отделка терм позволяли существенно сэкономить строительные издержки, реши римский понтифик строить аналогичную по размаху базилику где-нибудь в другом месте.
Однако думал ли при этом гений  Ренессанса о том, что, поступая так, он разрушает символическую и художественную идентичность памятника древнеримской архитектуры? Такой вопрос кажется смешным.
Практичный подход Ренессанса к античности хорошо известен, благодаря ему многие строения перестали существовать, а атрибуция некоторых произведений античного искусства стала затруднительной.
С другой стороны, возможно именно Микелянджело мы обязаны тем, что памятник дошел до наших дней с минимальными потерями (он лишь чуть поднял уровень пола во фригидарии, высота потолков которого достигала 30 метров (100 римских футов).
Микелянджело не стал видоизменять конфигурацию площадей базилики и терпидария и оставил на месте 8 могучих композитных колонн из ассуанского (египетского) гранита, которые в противном случае легко могли бы украшать сегодня одну из многочисленных папских резиденций. Трогая их холодный камень и слушая грегорианский распев, тихо льющийся откуда-то из-под высоких сводов трудно представить, что когда-то здесь плескались тела и стены оглашались хохотом и впитывали остроту скабрезных латинских шуток…

Tempora mutantur et nos mutamur in illis.

Правая часть центральной базилики терм с позднейшей отделкой Ванвителли, 1746 г. Снимок сделан в августе 2010 г.

15

Назад

   
статистика