Римский портрет. Несколько портретов из собрания археологического музея Таррагоны.

Назад

Несколько портретов из собрания археологического музея Таррагоны.


Посещение Римской Испании, родины императоров Траяна и Адриана, давно входило в наши планы. Однако, несмотря на большой выбор маршрутов, начать мы решили с восточного побережья. Рассматривать Пиренейский полуостров, продвигаясь с юго-востока на северо-запад, следуя путем, которым прошли тысячи римских колонистов, особенно приятно.
Несколько наблюдений, сделанных над прическами и бородами «римлян из Hispania Tarraconensis», открывают группу заметок, посвященных этой провинции.


Гордая надпись, указывающая на «отца-основателя» Тарраконы, Сципиона, украшает фасад местного археологического музея. Июль, 2011 г.
0.5.jpg


Коллекции музея состоят, в основном, из артефактов, обнаруженных при раскопках римской Тарраконы. Нижний уровень занимают мозаики и фрагменты городских интерьеров, выше разместилось собрание предметов провинциального быта, самый верхний этаж полностью отдан скульптуре, основу которой составляет римский портрет имперского периода.

1. Нерон

Если верить Плинию Старшему, привычка бриться каждый день была заложена Сципионом Африканским , этим предшественником римских денди августовского Золотого Века. Как отмечал У. Э. Паоли, «вплоть до начала Второго века н.э., бритье было обыденным делом, хотя те, кто хотели выразить свое презрение к моде, были вольны поступать со своей внешностью, как им заблагорассудится. Молодежь не сбривала первую поросль до той поры, пока она не начинала покрывать щеки почти полностью, напоминая настоящую бороду, после чего  она удалялась и обычно посвящалась богу (deposito barbae). Это событие отмечалось в семье со всей торжественностью, как и среди греков. После сбривания первой бороды оставлялась маленькая бородка, известная как barbula, которой молодые щеголи уделяли особенное внимание». Цитируется по Paoli U. E. Rome. Its People, Life and Customs. London, 1980. p. 109. На приводимом портрете «Нерона из Тарраконы» хорошо различима «барбула», завитая на александрийский(?) манер. Именно благодаря этой детали, портрет можно смело датировать ранним периодом правления сына Агриппины, так называемым «золотым пятилетием», когда авторитет Сенеки и Бурра еще имели для потомка Рыжебородого (Агенобарба) некоторое значение.
4.jpg
Несмотря на очевидную реалистичность (обратим внимание на некоторую «лопоухость», являющуюся едва ли не родовым признаком династии Юлиев-Клавдиев), портрет нельзя назвать выдающимся. И пресловутая «барбула», и прическа выполнены в декоративном духе. Практически все локоны вырезаны по одному образцу и лишены разнообразия. Несомненным достоинством бюста, однако, является уцелевший («античный») нос, деталь, подверженная утратам наиболее часто.

2. Неизвестный юноша из династии Юлиев-Клавдиев.

Пренебрежение к прическе, выражающееся в отсутствии индивидуального подхода к прядям затылочной и лобной части, можно наблюдать и на портрете неизвестного мальчика. Волосы уложены ровными рядами, имеющими примерно одинаковый объем и глубину, создавая впечатление парика на манекене. Лицевые поверхности также скорее обозначены, чем проработаны, что позволяет говорить, скорее, о начинающем ваятеле, чем скульпторе-профессионале.
1.jpg

3. Клавдий

Подлинным сокровищем тарраконской коллекции является голова императора Клавдия, некогда принадлежавшая большой статуе, остальные части которой утрачены.
Picture1.jpg
Выполненный в духе идеализирующей эллинистической традиции, бюст Клавдия, изображающий его в качестве героя-полубога, отличается великолепно переданной анатомией человеческого лица, где каждая деталь, начиная от углубления под нижней губой, вплоть до легких складок морщин на лбу императора, проработана с глубокой тщательностью. Не вызывает удивления, что именно этот портрет является одной из визитных карточек музея. Однако был ли он выполнен местным мастером или привезен в Тарракону из Рима в качестве подарка городской общине или для учреждения культа Божественного Клавдия? Отсутствие в музейной лавке каталога с научным описанием коллекции, к сожалению, не позволило ответить на этот вопрос.

4. Антиной

6.jpg
Портрет любимца Адриана, Антиноя, меня откровенно разочаровал. Полное пренебрежение к лицевой мускулатуре, грубое исполнение прически, где локоны напоминают слипшиеся спагетти с сыром, голова, насаженная на штырь из музейной нержавейки, создают впечатление мраморного окорока на шампуре с остатками закопченного торса, прикрепленными ниже.

5. Марк Аврелий

Удивительно, но одним из символов «региональной идентичности» современной Таррагоны является … Зевс-Аммон. Рогатая голова греко-африканского бога глядит на вас с футболок, продающихся в лавках на площади, раскинувшейся на остатках бывшего форума, кофейных чашек и сувенирных пакетов. Вероятно, причиной склонности к тиражированию образа из ливийского культа послужили фрагменты двух больших мраморных щитов с изображением головы Зевса-Аммона в фас, найденные при раскопках римской Тарраконы. Они выставлены на первом этаже музея. Однако при внимательном рассмотрении  головы Марка Аврелия, расположенной несколькими этажами выше, можно заметить любопытный рожок, затерявшийся в кудрях молодого кесаря.
8a.jpg
Означает ли его присутствие некую взаимосвязь императорского культа с культом Зевсом-Аммона в Hispania Tarraconensis или указывает на веселый нрав римского ваятеля, сказать трудно. Великолепно исполненная в технике мелкого бурава прическа демонстрирует прекрасное знакомство скульптора с новейшими тенденциями своей эпохи (подробнее о  технике сверления, использовавшейся для передачи особенностей римских причесок Второго-Третьего веков, см. в нашем очерке «Марк Аврелий, Луций Вер», размещенном в этом же разделе сайта).

6. Луций Вер

Следы определенной поспешности при выполнении работы можно уловить в чертах  соправителя Марка, Луция Вера. Несмотря на внимание, уделенное густой шевелюре победителя парфян, трактовка прядей, на мой взгляд, свидетельствует о недостатке времени при их обработке. Пренебрежение техникой «мелкого сверла» говорит или о сознательном следовании предшествующей традиции, или о том, что подражание столичной моде в провинции происходило с некоторым опозданием.
7.jpg

7. Неизвестная римлянка эпохи Антонинов

Наиболее мне понравившимся портретом, несмотря на великолепную голову Клавдия, является фрагмент статуи неизвестной римлянки эпохи Антонинов, чертами отдаленно  напоминающей изображения Фаустины Старшей. Глядя на тщательность, с которой выполнены детали сложной многосоставной прически, лицевую пластику и прекрасно переданный полный напряженного достоинства взор, существует соблазн отнести портрет к предметам столичного импорта, однако, полное отсутствие информации о месте находки бюста и сопутствующем материале не позволяют строить какие-либо версии о его «не-тарраконском» происхождении.

9.jpg

Назад

 
статистика