Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Римские дороги в северном Уэльсе. Часть III. «Что в имени тебе моем?»

Назад

Римские дороги в северном Уэльсе. Часть III. «Что в имени тебе моем?».

Зимний рассвет над Гвинедд (Gwynedd) – Britannia Prima.

Целью нашей февральской разведки было исследование второго отрезка Sarn Helen, уходящего на север от укреплений римского военного комплекса Томен-и-Мур, о котором мы писали прежде. Мы очень надеялись обнаружить римский путь до обещанного местной метеослужбой снегопада. Однако, прежде чем разместить репортаж об очередной вылазке в этот горный район Сноудонии, я хотел бы поделиться несколькими вопросами, возникшими в ходе написания заметки.

Неудачливый узурпатор Магн Максим, победитель англов, Амброзий Аврелиан, святой Патрик и король Артур (вероятно трансформировавшийся из забытого дукса Britannia Prima в символ средневекового рыцарства), – вот лишь некоторые из региональных «брендов» пост-римского северного Уэльса, обладающие, однако, мощнейшей пан-европейской проекцией.

На их фоне фигура императорской возлюбленной Магна Максима, Елены (IV век, 2-ая половина) , чье имя донесла до наших дней одна из римских дорог в бывшем кельтском королевстве Гвинедд, стоит особняком. Загадочная Елена - едва ли не единственная женщина из Britannia Prima, имя которой также сохранил средневековый кельтский фольклор. О его популярности в V-VII веках свидетельствует сборник поэтических текстов, известных под названием “Canu Heledd” – «Песни Елены», в которых в том числе содержится повествование о подвигах «последних римлян» острова, зачастую носящих неримские имена – Кундллан, Пенда, Кадваллон (Cyndllan, Penda, Cadwallon)... Эти тексты, несмотря на мифологическую подоплеку, изобилуют интересными деталями. Так, в «Плаче по Кундллану» - рассказ о павшем герое ведется на фоне гибнущего в огне римского города, под которым угадывается Уриконий, современный Роксетер...

Означает ли это, что англо-саксонские захватчики воспринимались «бриттоно-римлянами» в том числе и как враги «городской» цивилизации или, как полагает профессор П. Браун, легенда об осаде Урикония – лишь позднейший вымысел, цель которого – героизация прото-валлийского «Сопротивления»?.. Так или иначе, но римский город, римская дорога и инсигнии узурпатора, встретившего бесславный конец на пути к Риму, оказываются вовлеченными в контекст необычного для кельтов женского имени…

Не менее интересным представляется и вопрос о семантике названия сборника – «Песни Елены». Почему он назван именно так?.. Была ли «бриттоно-римлянка» Елена бардом забытой цивилизации, или просто объектом поклонения придворных поэтов варварских полевых командиров, считавших себя законными наследниками римской администрации?.. В честь какой «из Елен» получила свое название римская дорога Сарн Хелен, по которой нам предстояло отправиться в то зимнее утро?..

Рассуждая примерно таким образом, мы выдвинулись в район Сноудонии, где, по нашим прикидкам, должна была продолжаться римская дорога, идущая от Tomen-y-Mur…

Напомню, что местность в тех краях изобилует мелкими, но довольно быстрыми горными ручьями, в поисках переправы через которые иногда приходится отклоняться от заданного маршрута. Несмотря на заморозки, болотистый характер местности дает о себе знать, нет-нет, да и провалишься по щиколотку в ледяную жижу...

По мере движения вдоль римского полотна, частично скрытого недавним оползнем, осматриваем странное сооружение в одной из скал, доверху заполненное селевыми отложениями, по формам напоминающее римскую гробницу или нимфей (?), расположенный у ручья…

Вскоре черты римской дороги пропадают из вида, и нам довольно долго приходиться прыгать по заснеженным предгорьям Сноудона, пока, взобравшись на очередной гребень, мы не увидим знакомую сторгую диагональ, прекрасно сориентированную по наиболее высоким точкам ландшафта.

В отдельных местах Сарн Хелен плавно рассекает огромные глыбы из черного туфа и базальта, глядя на которые не устаешь удивляться, количеству труда, затраченного римскими инженерами и легионерами над горной дорогой, идущей несколько десятков миль!..

Безлюдье и дикая красота этих мест заставляют усомниться, что ты находишься всего лишь в двух часах езды от современности с ее аэродромами подскока и бесконечной толчеей на М62. Лишь прямизна «римского автобана» напоминает о неумолимом ходе истории…

Однако неискушенный читатель вправе полюбопытствовать, каким образом (пусть даже и вооруженный подробной картой местности, изданной главным управлением Королевской Картографии), русский путешественник может быть уверен, что протянувшаяся дорога – есть именно та самая, римско-кельтская Сарн Хелен, а не какая-нибудь другая?.. Развеять сомнения позволяют «милевые столбы», установленные местными археологами с целью оповещения незадачливых исследователей, содержащие обозначение римской дороги и ее название.

Сарн Хелен, между тем, не теряя своей стройности и строгости, уходит в хвойный лес.

Мы также продолжаем движение, несмотря на встречающиеся естественные препятствия в виде рухнувших елок и сосен... Поддерживать древнюю римскую дорогу в рабочем состоянии? – Увольте!.. У местных егерей на это, к сожалению, не хватает времени. Майк неожиданно проваливается по колено в ледяную воду…

Сарн Хелен здесь выглядит болотом, и мы благодарим Провидение за сильные заморозки накануне. Пройти этим же путем в летнее время было бы затруднительно…

С другой стороны, та часть Сарн Хелен, которая проходит внизу по долине, выглядит вполне пригодной для марш-броска легионов, несмотря на протекшие две тысячи лет.

Однако об этом (третьем) отрезке – в следующих выпусках.

Продолжение следует.

Назад