Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Римские дороги в cеверном Уэльсе. Часть Вторая. «Камни Пенмахно».

Назад

Римские дороги в cеверном Уэльсе. Часть Вторая. «Камни Пенмахно».

В предыдущем очерке мы рассказывали об отрезке римской дороги Сарн Хелен, проходящей на север Сноудонии через римские укрепления близ Томен-и-Мура.

В археологическом плане этот район исследован довольно слабо и каждая прогулка сулит немало открытий. Несмотря на неблагоприятный погодный прогноз в конце февраля, мы с приятелем решили пройти следующий участок Сарн Хелен, рассекающий земли Гвинедд, недалеко от границы с районным центром Пенмахно. Эта горная деревушка стала нашей отправной точкой; мы были привлечены рассказами краеведов о «римских» надгробных плитах Пятого-Шестого веков, хранящихся в местной приходской церкви...

Сегодняшняя «граница» между волостями Пенмахно и Гвинедд (Северный Уэльс).

Имена Пемахно и Гвинедд вряд ли известны русскому путешественнику. Разве что любители творчества Гальфрида Монмутского и анонимных средневековых романов о короле Артуре могут догадаться о каких «заповедных» местах идет речь. Для остальных читателей «Римского Сада» беглый очерк истории этих земель может оказаться небезынтересным.

После ухода римских легионов с Британских островов в 410 г. земли самой западной из провинций Западной Римской Империи – Britannia Prima (большей частью располагавшейся на территории современного Уэльса) вплоть до начала Седьмого века н.э. сохраняют культурные связи с Римом и Константинополем, несмотря на ожесточенное противостояние с саксами, наступающими из юго-восточной части острова, земель бывшей провинции Maxima Caesarenisis...

Остатки римских гарнизонов городов Britannia Prima, городская militia, набранная из варваров-граждан, говорящих на исковерканной латыни, ирландские наемники, обороняющие береговую линию от набегов саксонского флота, племенные группы романизированных ордовиков, деценглов, корновиев, - вся эта Туземная Дивизия, руководимая потомками римских офицеров Магна Максима – оказывается весьма боеспособной. Об этом свидетельствуют не только легенды, пестрящие именами забытых героев и мест сражений, но и тип захоронений, выполненных по англо-саксонскому стандарту, который не встречается в этой части острова вплоть до начала Седьмого века.

Мы знаем номен и когномен(?) одного из последних полководцев «римского сопротивления» в западной части Британских островов – Амброзий Аврелиан (Ambrosius Aurelianus). Именно ему удается нанести наступающим с территории современного графства Кент англам сокрушительное поражение близ «горы Бэдон» (после 455 года), что обеспечит мир нескольким поколениям «бреттоно-римлян». Впрочем, после 600-года военная удача начинает бесповоротно склоняться на сторону «пришельцев». Так, королю Нортумбрии – Этельфриду (около 593 -616гг.) удается разгромить объединенные силы римо-кельтов при Кэтерике (бывший римский Cataratctonium), в северном Йоркшире. Другую победу Этельфрид одержит в битве при Честере, где будет разгромлено ополчение «бреттонов из Поуиса» (Powys). Битве при Честере (бывш. римск. Deva – см. наши очерки на сайте) предшествует зловещий эпизод истребления англами «бреттоно-римских» монахов, молившихся за победу «римского» воинства в Бангор-ис-и-Коеде (Bangor-is-y-Coed), небольшой валлийской деревушке близ Рексема, в котором я проработал несколько лет…

Однако представлять историю последних дней Britannia Prima только через призму борьбы с саксонской экспансией –значит, довольствоваться упрощенным подходом. Значительную проблему для новой идентичности бывшей провинции представляли внутренние распри. Так, очень скоро после побед Амброзия Аврелиана начинается «де-фрагментация» земель Britannia Prima по национальному признаку. Хотя церковь и выступает ограничивающим фактором, она не может сдержать нарастающую политическую энтропию. Ордовики на северо-западе – объявляют о создании королевства Гвинедд, восточные ордовики в союзе с деценглами образуют царство Поуис; в южной части Britannia Prima деметы, объединившись с ирландскими полевыми командирами, образуют «государство» Дюфед. Система центрального налогообложения разрушается, денег на содержание городского ЖКХ больше нет и правнуки ветеранов Агриколы начинают «возвращение» из римских городов и вилл в укрепленные форты на возвышенностях… Чувство римской общности все больше сдвигается в область исторических преданий и фольклора...

Памятники «прото-валлийского» или раннего «пост-римского» периода, к сожалению, не главные достопримечательности в северном Уэльсе. Растущий валлийский национализм делает акцент на истории Средневековья XII-XIII вв., времени, когда «народ гюмри истек кровью в борьбе с английскими захватчиками». Предшествующее ему “Время Святых» (VI-VIII в.в.) является сложным для маркетинга продуктом в атмосфере нарастающего культурного изоляционизма.

http://www.bbc.co.uk/wales/religion/sites/timeline/pages/religion_in_wales_3.shtml

В поисках следов интереснейшей, но угасшей локальной культуры, давшей остальной Европе короля Артура и Св. Патрика, следует в буквальном смысле забираться высоко в горы. Искать следы «бреттоно-римлян» - занятие увлекательное, порой доставляющее приятные сюрпризы.

Так, в деревушке Пенмахно (Penmachno), в маленькой приходской церкви неожиданно натыкаешься на плиту с упоминанием дат консульства Юстина, и понимаешь, что даже спустя десятилетия после ухода последнего легиона на бывшей окраине Империи продолжали жить «по римскому времени»…

FILI AVITORI IN TE(m)PO IVSTINI CONSVLI (s)…

«Сын Авитория – (поставил) во времена консульства Юстина».

Т.е. около 540 года или 130 лет спустя после предполагаемой даты эвакуации последнего римского легиона Британии (около 410г.)…

Дорога к деревне Пенмахно не может быть найдена с помощью навигатора, мобильная связь там практически не работает, указателей на дорогах нет. Приехав туда в рассветный час по заснеженным перевалам, попадаешь в Восемнадцатый век, - столь незначительны перемены в сельской архитектуре. Однако слой позднего римского времени лежит еще глубже…

К сожалению, сегодня большинство жителей этого района Сноудонии предпочитает не вспоминать о священных правах римского гражданина, некогда дарованных каждому жителю Империи эдиктом императора Каракаллы. Вместо латыни разговоры в деревенских пабах идут на кимрском и реже – английском языке. Хотя, как показывает надпись на другом «камне» из приходской церкви, память о римских обычаях держалась здесь довольно долго…

Надгробная плита «бреттоно-римлянина» («прото-валлийца»). Шестой век.

“CANTIORI(x) HIC IACIT / (V)ENEDOTIS CIVE(s) FVIT / ONSOBRINO(s) // MALI / MAGISTRAT”

«Под этим камнем покоится Кантиорикс. Он был гражданином Венедоса (Гвинедд?) и кузеном Магла, магистрата». Слова «гражданин» и «магистрат» - красноречивые свидетельства живучести римского административного духа в валлийской глуши. Однако бывал ли «гражданин Кантиорикс» в Пенмахно?.. Надгробная плита с его именем была найдена поблизости от Фестиньйога, иначе – недалеко от Томен-и-Мура, среди некрополя «людей из Ардудви» (Ardudwy)…

Что можно сказать об этимологии имени (V)ENEDOTIS? В современной историографии утвердилась точка зрения, согласно которой газвание кельтского королевства Гвинедд - производное от одного из кимрских имен. Ни в коей мере не претендуя на лавры знатока кимрской этимологии, хочу заметить, что на мой слух - «(V)ENEDOTIS» -–созвучно латинскому слову “venetum” – «синева», «лазурь». В редкие периоды, когда над побережьем Сноудонии сияет яркое летнее солнце, блеск волны Ирландского моря и голубизна небес заставляют смотреть на эту часть мира гораздо оптимистичнее... «Лазурные земли» с точки зрения маркетинга, в любом случае, звучит выигрышнее, чем «территория ордовиков»…/p>

После того, когда Галлия и восточная часть Британии оказались полностью во власти варваров, благодаря наличию морских портов в Деве-Честере и на острове Мона (современный Англси), администрации Britannia Prima удалось наладить морские коммуникации с удаленными центрами Империи. Об этом свидетельствуют фрагменты византийской керамики, находимые на побережьях западного Уэльса. Древние морские связи этих мест с Римом и Константинополем почему-то чувствуешь сильнее, когда видишь список с православной иконы, установленный на столике при входе в маленькую приходскую церковь Пенмахно.

Однако неожиданные открытия не заканчиваются. Наше внимание среди «римско-кельтских» камней, выставленных в церкви, привлекает плита с необычной надписью под христианской монограммой «Хи-Ро».

CARAVSIVS HIC IACIT IN HOC CON GERIES LAPIDVM

«Под этой грудой камней погребен Караузий»...

Неужели перед нами надгробная плита знаменитого императора-узурпатора Караузия (286-293 гг.), поднявшего мятеж против Рима и погибшего от рук своего «финансового директора», Аллекта, мятеж которого, в, свою очередь, был жестоко подавлен легионами Констанция, высадившегося в Британии в 296 году??..

Скупая информация в краеведческом справочнике уверяет, что перед нами плита «бреттоно-римского» христианина Пятого-Шестого веков. Однако, в сознании уже разворачивается «голливудский» сценарий…

Караузий, готовясь дать отпор карательной экспедиции из метрополии, смертельно ранен Аллектом (или офицерами из его свиты) во время инспекции военно-морских баз на северо-западном побережье или стоянки легиона в Деве-Честере. Тяжело раненному Караузию удается бежать от рук убийц, верные люди укрывают главаря мятежников в одной из горных пещер Britannia Prima, где он умирает от ран. Перед смертью, однако, Караузий успевает принять христианство и креститься.

Его могила – (заваленная камнями расщелина в горах) - становится местной достопримечательностью, позднейшие христиане – устанавливают там мемориальную плиту…Однако с уничтожением последних очагов римской цивилизации в этой части острова доступ к ней оказывается забытым почти на полторы тысячи лет…

Монета с изображением Караузия (291-293гг.).

Размышляя подобным образом, покидаем Пенмахно и отправляемся на поиски участка римской дороги в горы Сноудонии, в «лазурные земли» королевства Гвинедд...

Продолжение следует.

Назад