Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Мавзолей Адриана.

Назад

Тупик Адриана.
Размышления о Mавзолеe "по ту сторону" Тибра. 

Вид на Мавзолей Адриана и Мост Элия со стороны моста Витторио Эммануила. Март, 2007.

В Риме для меня существует несколько мест, по мере приближения к которым я слышу внутри себя нарастание некоей музыкальной темы. Таковым местом, например, является Виа Сакра на Римском Форуме, в воздухе которой чудится звучание римских военных труб; автономной темой является мрачный симфонический звук, разлитый в узких улочках и площади перед ночным Пантеоном, моцартовские обертона мне слышатся в мокрой листве Виа Аппиа Антика..
Однако случай с Мавзолеем Адриана и Мостом Элия, Pons Aelius, (названным в честь родового имени Адриана и переименованного в Мост Замка Святого Ангела лишь гораздо позднее) особый. Нигде больше не слышу я такого потрясающего размаха имперского адажио, поднимающегося в душе большой и светлой волной, как при подходе к Мосту Элия  в солнечный весенний день со стороны Марсова Поля.

Вид на Мост Элия со стороны Марсова Поля. Март, 2007.

Вечером, по мере того как медленные воды Тибра теряют свой цвет античной бронзы с темно-зеленой патиной и окрашиваются в черно-синие цвета, на смену Бетховену ненадолго приходит Бриттен, но стоит только вспыхнуть фонарям подсветки, как симфонические лады уступают грегорианскому распеву Палестрины и Джезуальдо…

Вид с Моста Элия на Собор Святого Петра и ночной Тибр. Март, 2009.

Расположенный изначально вне городских стен, Мавзолей, несмотря на все позднейшие пристройки и перестройки, во многом сохранил свои первоначальные формы. Гений Рима и Божественный Промысел были несомненно милостивы к этому детищу императора-грекофила. Относительная удаленность от городских кварталов сослужила ему добрую службу, так как первоначальная перспективная планировка этого комплекса оказалась ненарушенной.
Хотя во времена самого Адриана и Антонина Пия, спешно достраивавшего Мавзолей после смерти своего покровителя, решение вынести имперскую усыпальницу в безлюдные районы за Тибром, выглядело, наверное, экстраорднарным поступком...

В какой-то степени (как можно судить по этой фотографии) "достройка" Мавзолея продолжается и сегодня. Март, 2007.

Фактически Адриан противопоставил себя обычаям, отказавшись от захоронения своего праха в границах римского померия, как это сделали прежде Август, Флавии и такой предшественник Адриана, как Нерва, чей прах был размещен в Мавзолее Августа. Адриан также не решился отдать свой прах Храму Адриана, расположенному внутри Стен, хотя перед его глазами был убедительный пример Оптимуса, чей прах погребли в основании его знаменитой колонны. Пренебрег он и такой старой римской традицией, как сооружение усыпальницы вдоль одной из римских дорог  например, той же Виа Латина. Более того, с точки зрения тогдашнего градостроения, Адриан сознательно расположил Мавзолей в своего рода пространственном тупике, так как Элиев Мост вел только к Мавзолею и никуда более. Сады, располагавшиеся сразу за Мавзолеем, были достаточно труднодоступны для жителей удаленных кварталов Рима; но Адриана вряд ли можно заподозрить в необдуманном поступке…
Попробуем поразмышлять, что за мотивы двигали Адрианом, какими примерами он мог руководствоваться и почему.

Современная реконструкция Мавзолея Адриана. То, что сверху так похоже на праздинчый торт, в действительности должно было вызывать совершенно другие чувства.

ma1

Одной из "бытовых" версий, например, является гипотеза, о том, что Адриан не хотел осложнять и без того непростые отношения с римским сенатом, ведавшим распоряжением земли в области померия и, сооружая свой Мавзолей на другом берегу, оказывался вне действия сенатской юрисдикции. Мне кажется, такая щепетильность несвойственнa Адриану, который в отдельных случаях, когда хотел, разговаривал с сенаторами предельно жестко и коротко…
Вдумаемся в тот факт, что Мавзолей Адриана находится как бы на противоположном конце искусственно растянутого таким образом Марсова Поля и почти "противостоит" Мавзолею Августа, расположенного в его другом углу. Вместе с тем, как отмечают исследователи, оба сооружения ориентированы в одном направлении с севера на юг и ширина основания Адриановой гробницы равна (!) внешнему диаметру Мавзолея Августа, 300 римских футов (около 89 метров). Но, несмотря на эти детали, нельзя не отметить, что в целом, Мавзолей Адриана противопоставлен  "галактике Рима" с его светилами вроде Мавзолея Августа и Капитолия.
Eго "экз-орбитальность" подчеркивается и естественной преградой в виде Тибра. Kомплекс Адрианова Мавзолея - это замкнутое и самодостаточное пространство, своеобразный "античный тупик", за которым для обычного римлянина "нет жизни"…
В этой труднодоступности и отсутствии утилитарности, всегда отличавшей римский подход, в сочетании со впечатляющими размерами сооружения, мне видится не столько стремление заложить некрополь для будущей династии, сколько влияние любимого Адрианом Египта, где сакральная удаленность пирамид и погебений Долины Царей должна способствовать усилению их величия на расстоянии и "правильным" размышлениям о божественном храктере императорской власти. Расположенный за "священной рекой", на Западе, там, где садится солнце, Мавзолей Адриана должен был вызывать соответсвующие чувства у благочествого римлянина, отправляющего императорский культ…

Мавзолей Адриана в сумерках. Март, 2009.

Другим интересным доводом в пользу "египетского мотива" является бытовавшее у древних египтян представление, что города умерших отделяются от городов живых священной рекой, Нилом, функцию которого в данном случае исполняет Тибр. Если точка зрения о сакральном характере Мавзолея берется на вооружение, то тогда становится понятным, почему древние римляне эпохи Адриана не особенно любили гулять в тех местах; ведь сады, расположенные за "городом мертвых", должны были восприниматься, как "сады блаженных"; а Мост Элия, в своем "ином" измерении представал мостом, ведущим в потусторонний мир… Впрочем, это не более чем гипотеза…

Мост Элия в дождь. Март, 2009.

Вполне вероятно, что на склонный к экзотике и эклектизму вкус императора-путешественника могли оказать влияние гробницы (мавзолеи) нумидийских царей из Мавретании, или знаменитая усыпальница Мавзола в Малой Азии, где Адриан также успел побывать.
Однако любителям античного символизма небезыинтерeсно будет узнать, что Мавзолей Адриана является вершиной вытянутого равностороннего треугольника (читай, пирамиды), в нижних углах которого, внутри городских стен на другом берегу Тибра, располaгаются Мавзолей Августа и Храм Обожествленного Адриана. Карта с подробными замерами приводится в недавно вышедшем красочном приложении к выставке Адриана в Британском Музее (T. Opper. Hadrian. Empire and Conflict. London, 2008. P. 208)…
Другая мысль, которая приходит в голову, связана с размерами памятника. Представим, какое впечатление должна была производить эта “каменная гора”, чья вершина была засажена пирамидальными кипарисами! Для античного мышления такая конструкция могла означать попытку сооружения “Священной Горы”, культ которой играл значительную роль в наводнявших Рим восточных культах и мистериях. О знaчимости мифологии гор в античном сознании говорить не приходится. Олимп, Этна, Везувий - эти названия знакомы хорошо каждому и сейчас. Наглядным примером, свидетельствующим о важности "культа гор", являются многочисленные нумизматические памятники Римской Сирии и Ближнего Востока.
Например, изображение священной горы Аргеус в Каппадокии и фигуры, стоящего на вершине божества, встречается на монетах Адриана и его ближайших последователей; что безусловно говорит о значимости этого культового места в античном и римском мировосприятии.

Сестерций Адриана "Каппадокия" с изображением фигуры божества на вершине священной горы.

ma2

Каппадокийский чекан драхмы преемника Адриана, Антонина Пия, достроившего Мавзолей.

ma3

По ходу отметим, что вершину Адрианова Мавзолея также венчала скульптурная группа с изображением покойного императора, правившего колесницей. Подобный символизм был вполне в духе Адриана, воссоздавашего уменьшенные копии его излюбленных мест империи в границах своей виллы в Тиволи. Культ cвященной горы мог быть хорошо знаком Адриану и по иудейским "делам", которыми ему пришлось активно заниматься в самом начале своего правления. В этом случае, главной задачей этой “cвященной горы” должно было стать отправление императорского культа новой династии…
Впрочем, все это лишь досужие размышления полуношника..

Русская поговорка, гласящая, что все большое лучше видится на издалека, в полной мере приложима и к Мавзолею, и к Мосту, так как никая застройка набережных не смогла видоизменить этот величественный поворот реки, за которым сразу вырастает Замок Святого Ангела, перекинувший мощные пролеты моста на противоположный берег.
К слову, Мост Элия является одним из немногих римских мостов дошедших до нас со времен античности. Его постройка была завершена в 134г. Р. Х. и до сегодняшнего дня сохранились без изменений три центральные арки. Конечно, его облик видоизменился достаточно сильно в 17 веке, когда в 1668 году к фигурам апостолов Петра и Павла были добавлены десять фигур ангелов, изваянных Бернини и его учениками. Хотя я достаточно спокойно отношусь к так называемому "барочному неврозу", ко всем этим бесконечным каменным складкам, развеваемым мраморным ветром, нельзя не отметить, что здесь, на фоне перспективы Святого Петра, они смотрятся вплоне уместно. В конце концов, очень трудно удержаться от соблазна не сфотографировать ангелов в профиль и анфас..

Барочный ветер раздувает мраморные складки у ангелов на Мосту...

Продолжение следует.

Назад

   
статистика