Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Открытки из Flavia Caesarensis. Забытый римский Линкольншир.

Назад

Открытки из Flavia Caesarensis. Забытый римский Линкольншир.

Графство Линкольншир, несмотря на обширное собрание памятников стиля ранней и цветущей готики, является, пожалуй, наименее «исхоженным» с точки зрения путешествующего краеведа. Линкольнский собор – вот единственный landmark, всплывающий в памяти собеседника, когда речь заходит о древностях этого уголка восточной Англии.

Однако эта часть территории бывшей британской провинции Flavia Caesarensis и загадочного «королевства первых англов», Линдси, таит не меньше сокровищ и тайн, чем воспетые поэтами Йоркшир или Нортумберленд.

Стена на околице. Алкборо (Alkborough). Северный Линкольншир.

Как писал Саймон Дженкинс, «this county is one of Enlgand’s least known and least appreciated. It offers the opportunity of seeing unsung treasures in the uncluttered landscape” (Jenkins S. England’s Thousand Best Churches. 2009. P. 420). Именно за подобными «невоспетыми древностями» в «нетронутом (цивилизацией) пейзаже», отправились мы в прошлое воскресенье. И, хотя нашей целью был осмотр нескольких англо-саксонских и норманнских церквей, незримая рука Провидения вывела нас к римским руинам…

Поскольку на сегодняшний день я не обладаю цельным самостоятельным представлением о римском наследии Линкольншира, в настоящей заметке я решил использовать принцип филокартиста, похваляющегося собранием открыток «на тему». Такой способ изложения представляется мне также наиболее целесообразным в условиях хронической нехватки свободного времени… Avanti.

Алкборо (Alkborogh). Римские блоки в церковной стене и «римский» садовый лабиринт.

Несмотря на относительную труднодоступность (деревня расположена вдалеке от транспортных артерий северных и восточных графств), Алкборо может похвастать, как минимум, тремя достопримечательностями:

1) Красивейший холм на стыке рек Трент и Уза, впадающих в залив Амбер;

2) норманнская церковь Св. Иоанна, с колокольни которой в хорошую погоду открывается вид на готические громады Йорка, Линкольна и Беверли;

3) загадочный садовый лабиринт (см. фотографию выше), выполненный в Средние Века на месте (?) предполагаемого римского (или кельтского) аналога (“The Julian’s Bower”).

Как гласят установленные на холме краеведческие таблички, речные дельты (или так называемые «Линкольнширские Плоскости» - Lincolnshire Flats) был обитаемы еще в Железном Веке. С холма Алкборо можно было также осуществлять контроль за навигацией римского флота в устье Амбера по направлению к Эборакуму (Йорку)…Краеведческий сайт по истории района сообщает о нахождении достаточного количества фрагментов римской керамики Первого-Четвертого веков, чтобы сделать предположение о существовании здесь небольшого римско-кельтского поселения.

Возвышенность Алкборо давала неплохие возможности для сооружения наблюдательного пункта, а, возможно, даже и маяка. Крупные квадратные блоки неизвестного предназначения, аккуратно обтесанные римлянами, были подобраны и использованы при постройке и реставрации церкви. Действующее сельское кладбище, разбитое на церковном холме и уходящие своими слоями в эпоху предшествующую норманнскому завоеванию, к сожалению, делает невозможным полноценные археологические исследования...

Церковь Св. Иоанна. Алкборо. Колокольня подверглась «безжалостной» модернизации в викторианскую эпоху. В правом нижнем углу – не скульптура художника-абстракциониста, но обветренный «до черноты скул» англо-саксонский надгробный крест.

С церковью Св. Иоанна в Алкборо связана трагическая «мушкетерская» история времен Гражданской войны. Группа преданных Карлу Первому роялистов-«белогвардейцев» установила на холме пару пушек, огнем которых пыталась помешать передвижению отрядов Кромвеля к Йорку. Расстреляв боекомплект, галантные cavaliers заперлись в церкви и предпочли встретить смерть со шпагами в руках… Останки одного из них, достигавшего в росте около двух метров, были обнаружены при ремонте внутреннего пола церкви...

При обходе периметра церкви в голове неожиданно всплыло стихотворение Арсения Тарковского, написанное по другому поводу, но от этого не менее пронзительное:

Стояла батарея за этим вот холмом,
Нам ничего не слышно, а здесь остался гром.
Под этим снегом трупы еще лежат вокруг
И в воздухе навеки остались взмахи рук.
Ни шагу знаки смерти ступить нам не дают.
Сегодня снова, снова убитые встают.
Сейчас они услышат, как снегири поют…

Кроме могил «врангелевцев» Семнадцатого столетия, церковь может гордиться и прекрасно сохранившимися раннеготическими вратами (XII-XIII вв.), перед которыми выложено мозаичное изображение садового лабиринта, расположенного на вершине холма (первое упоминание о нем в источниках относится к 17в., но церковная мозаика выполнена гораздо раньше)…

Если верить пояснительной доске, установленной специалистами в области «римско-садовых» загадок, мистический символизм лабиринта Алкборо нерасторжимо связан с римским культом Энея и Священных Стен Илиона, очевидно представлявших собой сложную инженерную конструкцию…

На какую именно «алхимико-масонскую» традицию опирается подобное толкование я судить не берусь, однако, в одинаковой степени я не готов объяснять и смысл наличия загадочного лабиринта, сооруженного на вершине одного из Линкольнширских холмов, чей рисунок повторяет средневековая мозаика из церкви Св. Иоанна. С некоторыми размышлениями на тему средневековых и ренессансных садовых лабиринтов в Англии можно ознакомиться здесь

Кайстор (Caistor). Забытый римский Сastrum.

В Англии существует два поселения с одноименным названием, возникших на месте бывших легионных стоянок. Линкольнширский Кайстор – исковерканное на саксонский манер латинское castrum («лагерь») – изучен гораздо менее своего тезки из Норфолка. Неизвестно ни точного времени постройки римского лагеря, ни имени позднейшего поселения, просуществовавшего вплоть до прихода англов, которые предпочли его простому варианту – «Лагерь» («Кайстор»).

Весь утопающий в зелени и розах, современный Кайстор удивительно тихое и безмятежное место. Несмотря на относительно невысокую цену недвижимости, многие объекты которой являются памятниками государственного значения, местные жители жалуются на отток населения и закрывающиеся пабы. Но было бы неверным представлять Кайстор в виде рая для пенсионеров. Деревенька может предложить многое и художникам, и любителям пикников на пленере, не говоря уже о ценителях исторических маршрутов. Очертания римской дороги, уходящей на запад от сельской околицы, во всяком случае выглядят очень соблазнительно...

Но и внутри Кайстора, на месте бывших римских укреплений, существует объект разглядывание которого наполнит сладостным восторгом душу любителя древностей. Речь о приходской церкви Св. Петра и Павла, расположенной на месте римского командного пункта (principia). О его чертах можно догадаться по строгим геометрическим контурам церковного погоста, отдельные захоронения которого относятся к Раннему Средневековью. Покатый и ровный угол римской военной насыпи хорошо различим на нижеприводимом снимке.

По всей видимости, старое приходское кладбище Кайстора расположено на одно из верхних уступов римского поселения (лагеря). Окаймляющие его средневековые улочки проложены на месте рвов, некогда опоясывавших римский форт на вершине. Глубокая тишина, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь связки плюща на стенах, на мгновение заставляют вспомнить розы Пестума, но острая влажная прохлада садовой тени напоминает, что мы на острове в Северном Море…

Некоторые участки римской стены на нижнем гребне холма (у подножия церкви) до сих пор используются по назначению, преграждая доступ в частные владения; другие, обильно поросшие мхом и лишайниками, частично скрытые буйной растительностью – излюбленное место для тысячи бургундских улиток, «проползающих глазами статуй в саду» (c) (Б. Пастернак)…

Церковь Петра и Павла, несмотря на римские валы и стены, - главная достопримечательность Кайстора. Возможно, в ее основе лежит она из первых саксонских церквей королевства Линдси (конец VI-начало VII вв.), однако, нельзя исключать, что под ее фундаментом когда-нибудь обнаружатся своды и более древней римской постройки. В ее стенах не одно столетие соседствуют римские известняковые блоки, грубая саксонская кладка, норманнская тщательность и викторианский практицизм. Разглядывая их снаружи в тишине нарушаемой лишь пением английских птиц – словно читаешь загадочные письмена…

Церковь Петра и Павла, в которой бок о бок мирным сном почили крестоносцы, уездные сквайры, садовники и забытые поэты, словно фантасмагорический ковчег, украшенный свисающими с бортов химерами, медленно движется над толщами веков...

Продолжение следует.

Все фотографии в этом очерке выполнены С. Чаплиным и Л. Чаплиной. 2013. Все права защищены.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Назад