Римская нумизматика. Аналитика. К. Сазерлэнд. Образ Гения в имперской чеканке 294-313 гг. н. э.

Назад

К. Сазерлэнд. Образ Гения в имперской чеканке 294-313 гг. н. э.

C. H. V. Sutherland. Some Political Notions in Coin Types between 294 and 313.

От переводчика. Настоящий перевод является укороченной версией статьи К. Сазерлэнда, об имперских фоллисах, опубликованной в TheJournalofRomanStudies, Vol. LIII, PartsI & II. 1963. Я специально не стал переводить название статьи, дав ей собственный заголовок, на мой взгляд,  соответсвующий содержанию переведенной части. Все права сохранены. При цитировании прошу указывать источник перевода.

(…)

294 г. Р. Х. следует считать кульминацией денежной реформы Диоклетиана1. К этому моменту уже была проведена реформа золотых выпусков, в обращение была также возвращено полноценное серебро 2, значение меди подверглось переосмыслению и медные номиналы (в количестве трех) были заново соотнесены с золотой и серебряной монетой3.
Эмиссии новых монет с измененной лицевой стороной и пересмотренным внутренним соотношением (меди, серебра и золота - прим. С. Чаплина) были произведены в 294 году (или сразу после) на пятнадцати различных монетных дворах, образовавших единую систему для обеспечения всех насущных потребностей Империи. На сей раз Александрия была включена в их число4.
При сравнении с беспокойным и несчастливым двадцатилетием (260-280 гг. Р. Х.), когда была предпринята попытка защититься от вызовов, скрывавшихся в обесцененной и гиперинфляционной медной массе, низкопробной и легковесной золотой монете, новые серии, включавшие утяжеленную золотую, полноценную серебряную и, различавшуюся по номиналам, медную монету, показывали бОльшую, чем когда-либо прежде, серьезность намерений восстановить экономическое здоровье Империи.
Также не следует забывать, что реформа 294 года состоялась практически через 12 месяцев после того, как августы, Диоклетиан и Максимиан Геркулий, удвоили показатели своей военно-административной эффективности, назначив цезарями Констанция и Галерия.
В своей предшествующей статье5 я кратко привел основные характеристики чеканки, начавшейся в 294 году, указав, в частности, на то, что золотая монета, сохранившая изображения "старых богов" и присущую им символику, несла образы ориентированные на консервативные верхние слои общества, в то время как в серебряных выпусках доминировала откровенно военная тематика.
Эти особенности отражают наличие разных групп в обществе, для обслуживания интересов которых и был предназначен выпуск золотой и серебряной монеты.
Что же касается меди, то, роль, которую играл в эпоху Ранней Империи асс - роль малой разменной обиходной монеты, несущей образы, понятные максимально широкой аудитории - она была отведена номиналу, который мы сегодня (вероятно антиисторично) называем фоллисом. Скорее всего, он был эквивалентен пяти денариям6.
Спустя некоторое время после 294 года, образ Гения на оборотной стороне с головным убором (calathus), рогом изобилия (cornucopiae) и ритуальным кубком (patera)  в руке, с легендой Genio Populi Romani, становится основным типом изображения на фоллисе.  

1

Тип фоллиса “с гением” недавно был изучен Ж. П. Каллю7, который, пытаясь установить точную дату началa их выпускa практически единовременно рядом монетных дворов, стремился определить конкретный период для каждого, начавшего чеканку фоллисов этого типа. Его точка зрения, относящая начало эмиссии фоллисов к 295-6 гг. Р. Х., которые он также считает временем денежной реформы, не выдерживает веса доводов в пользу 294 г., содержащихся в работах, на которые мы ссылались выше. Нумизматический материал также дает свидетельства того, что тип фоллиса "с гением" начал выпускаться в 294 году.
Как символ, несущий двойную смысловую нагрузку, гений - это сугубо римский образ человеческого двойника, его духа-хранителя, или, в данном случае, - эпитома коллективного хранителя социальной группы, института государства или отдельного региона. Гений-хранитель, олицетворяющий невинные радости земной жизни, сын богов и родитель человека (deorum filius & parens hominum), - суть полубожественная сущность, хранящая индивида и его общину. В нашем случае Гений Римского Народа (в дальнейшем будет использоваться аббревиатура ГРН - прим. С. Чаплина) является хранителем коллективной судьбы римского государства. (…)
Xотя всеобщее римское гражданство стало реальностью при Каракалле, ГРН редко встречается на монетах Третьего Века. Однако теперь, после 294 года, он олицетворяет единство римского политического пространства, союз военной и гражданской власти на всей территории Империи в период, когда она сталкивается с серьезными внешнеполитическими вызовами.
Является общепринятым полагать, что десять действующих монетных дворов, из общего числа подвергшихся реформированию в период первой тетрархии (294-305 гг. Р. Х.), приступили к выпуску медного фоллиса (асса) непосредственно сразу после начала реформы.
Трир и Лион на западе при Констанции; Тицин, Аквилея, Рим и Сисция в центре Империи при Геркулии, Гераклея на Балканах при Галерии и, наконец, Никомедия, Антиохия и Александрия в Малой Азии и на Ближнем Востоке при Диоклетиане. Во всех десяти случаях ГРН представлен в круглом головном уборе  (calathus) и с перекинутой накидкой-плащом (chlamys). Более того, четыре других монетных двора - Кизик (Диоклетиан), Фессалоника и Сердика (Галерий), Лондон (Констанций) последовали в аналогичном направлении. Поэтому за исключением карфагенского монетного двора (открытого в 296 г. в основном в качестве военного монетного двора для обеспечения нужд армии Геркулия в ходе его кампании против квинквегентанов и использовавшего особую символику образов, сохранившуюся впоследствии), каждый монетный двор (от Лондона на северо-западе до Александрии на юго-востоке) начал чеканку фоллисов, провозглашающую римскую универсальность, romanitas.
Как единый связующий образ-тема, представленная на монете для повседневного обихода, новый фоллис с ГРН являл собой разительный контраст по отношению к чеканке предшествующего поколения, разделяемой региональными выпусками, зачастую конкурирующими друг с другом, и настолько переполненными различными типами и подвидами, что последние теряли всякий смысл.
Диоклетиан (действуя через Верховное Управление Делами, rationalis), заменив это многообразие на универсальность, дал римскому миру общий платежный стандарт, и, введя единый тип обиходной монеты, гарантировал ее значение в качестве общепризнанного платежного средства, также обеспечив ее всеобщую узнаваемость и восприятие.
Однако этой первоначальной универсальности было не суждено сохраниться и, с точки зрения историка, последовавшие изменения представляются достаточно важными. Хотя дискуссия о хронологическом порядке выпуска фоллисов различными дворами не завершена, представляется возможным установить взаимосвязь между различными датами, с погрешностью до двух лет, которые могут подчеркнуть значимость подобных наблюдений.
Представляется удобным рассмотреть тип фоллиса с ГРН через призму четырех действовавших административных центров управления Империей.

(1) Лондон, Трир и Лион при Констанции. Лондонский монетный двор начал действовать около 297 года и был закрыт предположительно в 298 или 299 году; продолжавшие чеканиться впоследствии монеты больше не несли обозначение монетного двора и могли выпускаться как на территории Лондона, так и где-нибудь еще на территории Британии.

2

3

Фоллисы типа ГРН Констанция и Максимиана, отчеканенные в Лондоне.

Первые выпуски подобных монет приходятся на 300-301 гг., вторые, вероятно, на 303-305. На всех монетах, выпущенных в Британии в этот период, вне зависимости от наличия-отсутствия идентификации монетного двора, ГРН является постоянно встречающимся образом. В Трире, главном монетном дворе западной части Империи и богатом  источнике золотой и серебряной монеты, выпуск фоллисов с ГРН начинается в 294 году, однако, начиная с 298 или 299 года, в обиход вводятся также фоллисы другого типа и Гений меняет одеяние, переходя на головной убор в "с башенками" (turreted head-dress)  и накидку-гиматий (himation)8.
В 300-1 гг. Трир вообще отходит от образа ГРН, заменяя его на образы Фортуны Возвратившейся (Fortuna Redux) и Монеты (Moneta). Однако в конце 301 г. и вплоть до 305 года мы видим возвращение ГРН и его использование наравне с другими типами, которые он впоследствии вытесняет. Головной убор "с башенками" и накидка-хламис, chlamys (не гиматий, - прим. С. Чаплина) являются доминирующами аттрибутами ГРН в возобновившихся выпусках.

4

(D) Follis (8,41g), Treveri (Trier), 1. Offizin 303-305 n.Chr. Av.: IMP DIOCLETIANVS AVG, Büste mit Lorbeerkranz, Drapierung und Kürass n.r. Rv.: GENIO POPV-L-I ROMANI / S - F (in den Feldern) / P TR (im Abschnitt), Genius mit Patera und Cornucopiae n.l. RIC 583a, C 87var (Büste).

В этом аспекте Лион кардинально отличается от Трира. Tак представляется вероятным, что фоллис с ГРН (Лион) продолжал выпускаться без перерывов с 294 по 305 год, но при этом сочетание элементов одежды (круглый головной убор, calathus, и накидка-гиматий, а не chlamys) было другим. (…)

(2) Тицин, Аквилея, Рим, Сисция и Карфаген при Максимиане Геркулии. Здесь следование стандарту гораздо более четкое. Исключение представляет лишь Карфаген: открытый в 296 г., как отмечалось выше, для поддержки африканской кампании Геркулия. Oн выпускает собственный тип фоллиса (отражающий посещение Карфагена Геркулием и его последующие успехи) без перерывов. На остальных четырех дворах тип ГРН с calathus и chlamys является единственным типом до 300 года (когда он дополняется типом с изображением Монеты), и сохраняется дальше вплоть до 305 года. Именно благодаря наличию этого типа, мы можем отнести Сисцию к зоне ответственности Геркулия; одной из задач которого было поддержание безопасности границ Паннонии9.

(3) Сердика, Гераклея, Фессалоника (при Галерии), Никомедия и Кизик (при Диоклетиане). Здесь присутствует стандарт другого типа, так как Диоклетиан достаточно часто был "активен" на территориях Галерия и эта зона в целом, как и ее монетные серии, отражаeт до некоторой степени "перемещения" самого Диоклетиана10.Точка зрения, согласно которой выпуски серебряной монеты на этих территориях отражают присутствие Диоклетиана в Гераклее и Никомедии в 293 году, вновь в Никомедии в 294-5 гг. и Фессалониках в 303 году, может быть оспорена. Однако вероятно, что асс (фоллис - прим. С. Чаплина) выпускался в 294 г. в Никомедии и Гераклее, причем в первой только до 295 года, тогда как в Гераклее до 298 г.; в Кизике в 296-302 годах, 298-303 годах в Фессалониках; в 303-5 были возобновлены выпуски в Никомедии, в 304-5 гг. фоллис также чеканился в Сердике. Практически все серии фоллисов на указанных монетных дворах представляют тип с ГРН (с круглым головным убором calathus и накидкой chlamys), хотя, следует отметить, что в Никомедии и Кизике, двух дворах, распологавшихся на территории Малой Азии, тип с ГРН был дополнен типом Genio Augg et Caesarum Nn .Также известна его разновидность, упоминающая только цезарей (Caesarum), чеканившаяся в Кизике. В данном случае для восточных территорий представлялось целесообразным подчеркнуть власть правителей, нежели коллективную общность подданых.

(4) Антиохия и Александрия (при Диоклетиане). Оба двора представлены мощной эмиссией фоллисов типа ГРН (с ), продолжавшейся с 294 до 305 года.

 5

Follis (8,47g), Antiochia (Antakya), 1. Offizin 300-301 n.Chr. Av.: IMP C DIOCLETIANVS PF AVG, Kopf mit Lorbeerkranz n.r. Rv.: GENIO POPV-LI ROMANI // K - A / V (in den Feldern) // ANT (im Abschnitt), Genius mit Patera und Füllhorn n.l. -. RIC 54a, C 101.

Таким образом вырисовывается общая картина характерная для первой тетрархии. На Востоке при Диоклетиане и Галерии тип с ГРН является почти единственным типом фоллиса до 305 года. В центральной части Империи он (за исключением Карфагена) также является единственным типом вплоть до 300 г. когда в оборот запускается фоллис с Монетой. На Западе ГРН выпускается в Лионе и Британии, однако его серия оказывается практически мгновенно приостановленной после начала эмиссии в Трире перед самым началом 300 года и после. Общая хронология типа с Монетой связывает его (также как ХХI фоллисы Сисции и Александрии) с эдиктом о Максимальных Ценах 301 года. Это может означать первоначальное предназначение эдикта для центральных и западных территорий, следующее из заминок с выпусками, a также то, что эти части Империи уделяли особое внимание своей монетарной политике и ее последствиям. (…)

После 305 года, в результате добровольного отречения от престола непреклонного Диоклетиана и неохотно последовавшего за ним Геркулия, сложившийся прежде гармоничный баланс сил был нарушен. Образ гения  - до сих пор бывший объединяющей, экуменической концепцией - оказался под угрозой и многие дворы перестали выпускать этот тип.
Этого однако не произошло на Западе. Фоллис с ГРН там продолжал чеканиться в 305-6 гг. и даже впоследствии, хотя и краткими сериями, в года третьей тетрархии, пока ход событий в 307 годy окончательно не повернулся против Севера. Лондон, Трир и Лион (все три двора находятся под контролем Константина с момента смерти его отца, Констанция) с тех пор исключают всякое упоминание о Севере, зато на монеты возвращается изображение Геркулия как восстановленого в своих полномочиях и активно действующего августа. “Возвращение Геркулия” было обусловлено не только той ролью, которую он сыграл в Италии, действуя в качестве соратника Максенция по защите Рима от армии Севера, но также и  прежним статусом августа, и его "отцовством" по отношению к особо почитаемому на Западе Констанцию.
При таком развитии событий тип с ГРН (который до этого мог стать лишь одним из многочисленных типов выпускавшихся фолллисов) приобрел новое и важное значение, демонстрируя взаимосвязанную легитимность тетрархов.
Такое прочтение образа, наблюдаемое также и в некоторых других частях Империи, неизбежно предполагает достаточно близкую датировку выпусков c ГРН. Весной 307 года три западных двора четко утверждали следующую модель тетрархии: Галерий и Геркулий - августы, Константин и Максимин - цезари. Эта модель была стержнем планов, которые Геркулий готовил для страстного выступления в Карнунте. Однако перемены не заставили себя ждать. Вскоре Лондон прекратил выпуск фоллисов с Галерием и Геркулием и, начиная с осени 307 года, когда оба продемонстрировали собственную слабость, в качестве легитимных августов на монетах остаются лишь Константин и Максимин (последнему была обеспечена поддержка в Британии, чтобы уровнять его "в авторитете" с Константином), к которым (гораздо позже, около 310 года) добавляется Лициний.
Трир также сократил количество изображаемых августов до двух. Справедливым будет заметить, что на трирском дворе Максенций, как август, был представлен типом с Марсом, но именно Константин и Геркулий являются двумя августами, которые в 307-308 годах делят между собой тип с ГРН. С 310 до 313 года уже Константин и Максимин являются главными "держателями" типа, тогда как изображение Лициния (если только допустить, что трирские фоллисы с Лицинием или еще не найдены или не описаны) ни разу не встречается.
В Лионе, как и Лондоне, количество репрезентаций в 307 году также сокращается с четырех до двух, до Константина и Максимина, представленных как августы. Однако на рубеже 307-308 годов происходит резкое увеличение количества выпускаемых фоллисов, на которых образы Константина, Геркулия, Галерия и -что достаточно удивительно- даже Максенция отмечаются как "держатели" типа с ГРН в качестве "действующих августов". Также как "держатели образа с ГРН" там появляются Диоклетиан (закулисная фигура колоссальной важности), который представлен как "вечный август" (aeternus Augustus), и Максимин, представленный как цезарь. Почти наверняка это было будущее видение системы, которую Геркулий пытался продавить в Карнунте. Однако в 309 годе, "после Карнунта", лионский список резко сокращается вновь до двух августов, Константина и Геркулия.
Хаотичный характер чеканки на Западе представляет тему для любопытных размышлений. Лондонские выпуски во всех отношениях стоят особняком,  находясь вне системы принятых условностей, их отличие от выпусков Трира - центра власти Константина - не должно вызывать удивления. Однако выпуски Лиона в 307 -308 годах, на которых Максенций признается совершенно "легитимным августом", изумляют и свидетельствуют в пользу предположения, высказанного Каллю, что имено в Лионе отцу Максенция, Геркулию, в 307 году, удается выдать свою дочь Фаусту за Константина. Характер лионских выпусков также может говорить о том, что именно там находилась резиденция и временный монетный двор Геркулия, до тех пор пока события в Карнунте не сделали его окончательно частным лицом, privatus.
Гений, символ легитимного наследования власти на Западе, вообще не появляется на монетных выпусках Тицина, Аквилеи и Рима в 305-306 годах и даже под властью Севера, действующего, как август, в 306-307 году. На монетах Максенция он также не встречается (...) Вполне естественно, что сам Максенций с момента своего переворота в Риме в конце 306 года избегал использовать образ Гения с его универсальным и общеимперским символизмом, предпочитая ему Хранителя Своего Города (conservator urbis suae), так как, располагаясь  в Риме и Италии, он находился в оппозиции к остальной Империи.

6

Maxentius 307-312. Conservator Urbis Suae.

Только после битвы у Мульвийского Моста и двенадцатилетнего перерыва тип с Гением возвращается в римскую чеканку, благодаря Константину, который переводит туда его из Галлии, этого заповедника западной римской культуры, стремясь обозначить новый имперский порядок в лице легитимных августов - Константина, Максимина и Лициния. (…).
Не представляется возможным точно утверждать дату отхода Сисции под юрисдикцию Галерия. Расположенная от нее к востоку соседняя Сердика выпускала тип с ГРН в 307 году, добавляя к нему отдельные персонализированные разновидности Genio Augusti и Genio Caesaris в 307-308 годах. Аналогично обстояло дело в Гераклее, Никомедии и Кизике. Ни единого типа с Гением не отмечено в выпусках Сисции до 309 - 311 годов, когда появление разновидностей Genio Augusti и Genio Caesaris отразило "карнунтские тезисы", подтвердившиe взлет Лициния и закрепление за ним Иллирии и Паннонии. Гений впоследствии полностью исчезает с монет Сисции и даже победа Константина в Италии в 312 году не приводит к его возвращению. Вероятно Сисция была слишком удаленным и изолированным монетным двором, чтобы отражать идеи центра, являясь пограничной базой по преимуществу. Вполне возможно, ее чекан отражал также личные сепаратистские устремления Лициния.

Следует отметить, что тип с Гением исчезает с монет Фессалоники после смерти Галерия в 311 году. Подчинение Гераклеи Максимину в начале 313 года подтвержается выпусками ГРН с образом только одного Максимина. В целом можно резюмировать, что чеканка монетных дворов Балкан и Малой Азии отражает ослабление и распад прежней модели управления.

В южной части Империи, в зоне легитимной юрисдикции Максимина, Антиохия продолжала выпускать тип с ГРН вплоть до 306 года, когда он был заменен типами Genio Imperatoris, Caesaris, Fil Augg, Exercitus и, в конце концов, типом Augusti. В 307-310 гг., когда его притязаниям было не суждено осуществиться, Максимин, похоже, стремился избегать типа с в пользу более прагматичного Genio Imperatoris, вовсю используемого для выпускавшихся типов с Галерием, Лицинием, самим Максимином и с Геркулием, чеканившимся непродолжительное время. Последний, вероятно, являлся отражением идеи использовать Геркулия (потерпевшего фиаско в Карнунте, но все же не до конца бесполезного) в качестве противовеса Константину и Лицинию. Тип с Гением до 307 года полностью отсутствует на фоллисах Александрии, когда начинают чеканиться разновидности с Genio Caesaris, Genio Imperatoris. (…)
Совершенно уникальным типом фоллиса, выпускавшимся в Александрии был тип Bono Genio Pii Imperatoris (Доброго Гения Благочестивых Императоров - прим. С. Чаплина), чеканившийся в 312-32 годах и несший образы Лициния, Максимина и Константина.

7

Maximinus (305-309). Alexandria. Тип фоллиса с Genio Caesaris.

Итак, в период Первой Тетрархии до 305 года Гений на монетах является узнаваемым символом призыва к объединению общеримских сил, единству в romanitas, союза правителей и подданных. Единственным моментом, когда просиходит существенное отклонение от заданной тематики, является время эдикта о Максимальных Ценах. После 305 года различные варианты фоллисов с Гением означают легитимность назначения или наследования. Пока чеканились фоллисы с ГРН, преемственность могла быть прослежена от первых тетрархов. Появление более "индивидуализированных" типов Гения (Augusti, Caesaris, Fill Augg, Imperatoris) означает возроший уровень соперничества между правителями. Как отмечалось, Максенций вообще не использовал тип с Гением, хотя его отец, Геркулий, был одним из двух первоначальных ключевых образов, связанных стипом ГРН. Максенций не стремился ни к экуменическому символизму образов, ни к подразумеваемой статусности-преемственности, как, например, Константин после смерти своего отца Констанция в 306 году. Какой бы ни была политика Максенция осенью 306 года, она не несла в себе никакого желания поддерживать или соблюдать условности имперского порядка предшествующего десятилетия.

(…)

......................................................................................................................................................................................................

1. Уместность подобной датировки рассматривается в большом количестве работ. К недавним исследованиям, поддерживающим версию 294 года, относятся H. A. Cahn / Bull. Soc. Franc de num., Nov., 1954, 307 f. ; C. H. V. Sutherland / JRS (Journal of Roman Studies), XLV (1955), 116 ff.; M. Thirion / Rev. belge de num. CVII (1961), p. 192

2. В количествах, которые только сейчас были должным образом исследованы после публикации А. Йелочником Сисакского клада монет. A. Jelocnik / The Sisak hoard of argentei of the early Tetrarchy / Situla III, 33 ff.

3. S. Bolin. State and Currrency in the Roman Empire to 300 A. D. Stockholm, 1958.

4. M. Thirion, Op. cit. (n. 2); C. H. V. Sutherland. Atti del Congr. Internaz. di Num. Roma, 1961 (n. 2).

5. C. H. V. Sutherland. ‘Flexibility’ in the “reformed” coinage of Diocletian/ Essays on Roman Coinage presented to Harold Mattingly. London, 1956. P. 174.

6. S. Bolin. Op cit.; C. H. V. Sutherland. Archaeometry IV. 1961. P. 56.

7. J. P. Callu. Genio Populi Romani (295-316): contribution a une histoire numismatique de la Tetrarchie. Paris, 1960.

8. См. мой анализ, приведенный в Latomus LVIII, 1454. Появление разновидностей и изменения в облачении ГРН до сих пор не получили удовлетворительного объяснения. Представляется вероятным, что это произошло в результате отправки на монетный двор ис ходных моделей (прототипов), между которыми существовали непроизвольные различия. Попытка представить их как отражение борьбы между восточным и западным влиянием наверняка столкнется с серьезными трудностями (Callu. Op. cit. (n9) p. 62).

9. В противположность точке зрения Ж. Мориса. J. Maurice. La numismatique Constantinienne II. Paris, 1911. P. 285

10. Num. Zeitschr. , 1930, p. 25

Назад