Римская нумизматика. Аналитика. «Крокодил Калигулы» или очерки римского Немауса. Выпуск No. 1.

Назад

«Крокодил Калигулы» или очерки римского Немауса. Выпуск 1.

Цикл: прогулки по Нарбоннской Галлии. Часть II.

Я люблю эту монету. Ровный кружок, темно-зеленая оливковая патина (через которую местами проступает желтоватый орихалк), напоминающая цвет плюща на виноградниках Нима поздней, но теплой осенью, черты кесарей, не тронутые ни хищной меткой коллекционера 19 века, ни резцом современного ювелира, безупречная центровка изображений, ощерившийся крокодил, чья динамика контрастирует с величественным спокойствием голов на лицевой стороне.. Завороженный магией античной пластики, я могу глядеть на нее часами. Однако, чем пристальнее всматриваешься «сквозь толщу веков», тем больше интригующих деталей и подробностей открывается пристрастному взору.. Портрет Агриппы в ростральной короне (слева) непохож на другие из этой серии; голова Августа, его черты также кажутся непроизвольным(?) нарушением традиции.. Случайность или неточность, допущенная резчиком штемпеля две тысячи лет назад, придает монете ауру тайны, разгадать которую непросто.

Одержимый исследовательским зудом или стремлением повторить «геомантический» эксперимент в духе Эрнста Юнгера, беру монету с собой в Нарбоннскую Галлию, в римский Немаус-Ним, на ее историческую родину. Возможно там, за шатким столиком уличного кафе, погрузившись в безмятежное созерцание беломраморных пропорций Maison Carree, сжимая в руке темную римскую бронзу как символ непрерывности и круговращения бытийных циклов, я смогу по-новому взглянуть на сегодняшний день, в котором идея Вечности отложена на дальнюю полку.

Жаркий июнь 2012 года. Пыльный Ним, набитый немецкими туристами и гогочущей арабской гопотой. Запах дешевой шмали.

Изумительный своей строгой красотой окаменевший ковчег имперского величия - Maison Carree – неподвижно парит над площадью, к тыльной кромке которой прилепились зонтики дешевых закусочных. Холодное шабли примиряет с действительностью…

Maison Carree. Nimes (Nemausus).

Спустя еще полчаса – долгожданный Археологический Музей, где за решетками «запасника-подсобки», среди хаотичного нагромождения обломков римских стелл, надгробий и современных предметов непонятного назначения, очам предстает видение Венеры Юлиев...

Или – всего лишь обычный постамент с посвящением Венере Августа (VENERI AVG) и неплохо сохранившаяся статуя богини, спрятавшаяся от равнодушия посетителей?

Алтарь и Венера из подсобки Археологического музея Нима.

Что делают эти величественные обломки здесь, вдалеке от основной экспозиции, среди грубо выкрашенных стен и хозяйственного инвентаря? Чем объяснить их пространственную близость – волей случая, или прихотью смотрителя?.. Странное соседство этих артефактов в пыльном углу рождает (воскрешает?) непривычные смыслы… Не так ли некогда располагались они в тени римского портика, сооруженного в честь приезда Октавиана Августа, в 16г. до новой эры? Нечто «иное» (или навсегда забытое?) проступает сквозь липкую обыденность провинциального французского полдня, на мгновение высвечивая образы римского Немауса (ано-Нима) двухтысячелетней давности.. Монета, зажатая в руке, медленно тяжелеет, в металле ощутимо бродят подземные соки и морщины на челе кесаря постепенно разглаживаются...

А теперь серьезно.

Описание монеты (согласно основным справочникам).

Август (27г. до Р. Х. – 14г. н. э.) совместно с Марком Випсанием Агриппой. Металл: медь (точнее, орихалк – сплав меди и цинка). Номинал: асс. Место чеканки – Немаус (современный Ним), провинция Нарбоннская Галлия. Время выпуска – предположительно 9-3гг. до Р. Х. Лицевая сторона: в левом поле - голова М. В. Агриппы в ростральном венке (corona navalis) влево; в правом поле – голова Августа венке вправо. В верхнем поле – часть легенды IMP(erator); в нижнем – DIVI F(ilius) / «Сын Божественного»/. Оборотная сторона: крокодил в ошейнике с разверстой пастью вправо, привязанный цепью к молодому побегу пальмы. Триумфальный венок с лентами в верхней части левого поля. Легенда COL(onia) NEM(ausus). Ссылки на литературу: RPC Vol. I, 524; RIC 158; RCV 1730. Монета опубликована в каталоге Baldwin’s. Ancient Greek, Roman and Byzantine Coins. Numismatic Literature. Fixed Price List. Summer 2009. P. 9.

Один из вопросов, неизбежно встающий перед исследователем «немаусских серий», - является ли выпуск асса «с крокодилом» локальной или имперской чеканкой?.. С одной стороны, практика размещения на монетах «двойного» портрета Октавиана и Цезаря, Августа и Агриппы является распространенной в городских выпусках Нарбоннской Галлии конца Первого века до н.э. - начала Первого века н. э. (см. чеканку Виенны, Копии или Арелата). С другой стороны, масштабы эмиссий несопоставимы с немаусскими. Количество известных монет «с крокодилом» превосходит совокупный объем чеканки соседей в десятки раз. М. Грант приводит следующую статистику: в краеведческих поместных музеях современного Лангедока и Прованса на 1946г. находилось 64 монеты Колонии Виенны и 14 монет Колонии Копия, не считая нескольких «половинок-обрезков»; в то время как количество «ассов с крокодилом» из Немауса составляло 663 монеты и 18 половинок.

Данные М. Гранта косвенно подтверждаются и моими эмпирическими наблюдениями над аукционными проходами последних лет, в которых городская бронза Виенны, Копии и Арелата, не говоря уже о Нарбоне, встречается значительно реже. Другим доказательством имперского характера эмиссии Немауса может служить ареал распространения монет этого типа. Многочисленные экземпляры были найдены на территории Италии, Испании, Потругалии и даже Британии вкупе с северной Африкой (см. обширную библиографию находок, приводимую Грантом – FITA, p. 71).

Однако могло ли имя колонии (Colonia Nemausus) допускаться на имперских выпусках?.. Хотя и не особенно часто – примеры обозначения монетного двора колонии на «общегосударственной» монете встречались в предшествующей и современной римской практике. Об этом говорят серебряные выпуски Секста Помпея в латинской колонии Саласия (аббревиатура – SAL.) и легата Августа в Испании, Каризия, чеканившего в Эмерите. Кроме того, обилие надчеканок с аббревиатурами римских магистратур (типа D. D. ; S. D., C.I.C.), которые встречаются на имперской бронзе в западных провинциях и на ассах из Немауса, равно как и большой объем варварских подражаний «крокодилам», позволяют судить о значимости «нимской эмиссии» не только в Империи, но и за ее пределами.

Обычно имперские выпуски Немауса принято разделять на три большие группы:

1) Август «без венка» (время чеканки 27-9гг. до Р.Х.);

2) Август в венке (“corona civica”) (время выпусков 9г. до Р. Х. – 3 или 4гг. н. э.;

3) Август в венке и латинские литеры “P” “P” (Pater Patriae – “Отец Отечества»); время чеканки - 2г. н.э. - после получения Августом почетного титула - вплоть до 10г. н. э. По версии авторов RPC (см. библиографию ниже), чеканка ассов с литерами P-P начинается в 10г. н.э. одновременно с возобновлением бронзовой эмиссии Лугдунумом (современный Лион). Во всяком случае в пользу этого говорят данные клада из La Villeneuve-au-Chatelot, описанного в Tresor Monetaires VI, 1982. Pp. 9-92)… Однако, насколько уместной является подобная сегментация, – вопрос теоретический и спорный. Корнями она восходит к «трем группам» Вилье (Williers), подход которого был подвергнут жесткой критике Грантом. По мнению британского ученого, считавшего на основании различных данных, что выпуски ассов Немауса продолжались вплоть до Гальбы, в целом можно выделить, «как минимум, девятнадцать (19) основных подгрупп, включающих в себя сотни разновидностей» (FITA, p. 73).

Пристальное разглядывание десятков портретов «Августа и Агриппы» на монетах Немауса, доступных сегодня в веб-архивах античных монет, действительно вызывает вопросы относительно идентификации изображенных исторических персонажей... Несомненно, существуют исключения из правил. Так, говоря о «первой группе Вилье», Грант указывает на существование «бородатого» (!) «Агриппы», и «Августа» с чертами Цезаря... Ситуация нестандартна, если учесть, что на сегодняшний момент науке неизвестно ни одного изображения Агриппы «с бородой», тогда как феномен «брадатого» Октавиана, отпустившего бороду в знак скорби по убитому Цезарю, знаком неплохо. Монеты с одновременным изображением Октавиана и Цезаря - явление типичное для некоторых других римских колоний Нарбоннской Галлии, например Виены и Копии.. Правда, встав на эту точку зрения, необходимо объяснить присутствие corona navalis на голове Августа, которая традиционно считается атрибутом Агриппы... В любом случае, история с «бородатым Агриппой» и подобные ей «иконографические казусы» предполагают скрытый вызов: 1) либо установить очередной иконографический тип для мужа Юлии и тем самым бросить вызов авторитету RPC; 2) либо – подвергнуть сомнению устоявшуюся трактовке и датировку(?) выпусков Немауса.

Компромиссный вариант, предполагающий «заезжего мастера», незнакомого с особенностями местной школы резчиков, следует исключить, ибо в море немаусских выпусков попадаются «августы» с явными чертами последующих правителей из династии Юлии-Клавдиев.

Целью настоящей заметки, однако, не является изложение новых аргументов «по Гранту», считавшему, что «it was a custom of ancient die-engravers, either consciously or unconsciously to model the portraits of dead personages on a contemporary type – usually the reigning princeps – rather than on the features of the man himself”. Ее задача поделиться собственными «опытами созерцания», которые могут косвенно подтвердить его версию, и –на основании этих наблюдений – предложить свою трактовку портрета «Августа» на ассе из Немауса, находящемся в собрании «Римского Сада» (см. картинку монеты в начале заметки).

Проиллюстрируем поход Гранта примерами из недавних аукционов и образцов «галльского крокодила», предлагаемых к продаже на портале vcoins.

А что же «наш крокодил»? В свете проиллюстрированной гипотезы М. Гранта представляется очевидным следующее:

1) стилистика обоих портретов на нашем образце существенно отличается от трех основных групп чеканки Немауса периода Августа. Для последних, на наш взгляд, характерна определенная «провинциальная угловатость», исчезающая по мере развития мастерства галльских резчиков или за счет усиления притока мастеров из метрополии;

2) стиль римских литер, углы которых лишены прямизны и резкости на нашем образце, отличается от довольно небрежно прорисованных букв, свойственных выпускам до 2г. н. э.;

3) портрет Агриппы (в левом поле в corona navalis) сильно идеализирован и лишен портретного сходства с «прижизненными» портретами Агриппы на немаусских ассах, или выполненных сразу post mortem; 4) портрет «Августа» (в правом поле) отличается стилистически и с точки зрения антропологии от других портретов Гая Юлия Цезаря (Октавиана) Августа на немаусских образцах; 4) стилистика портретов на нашем образце представляется эволюционировавшей в сторону сложности и идеализации от ранних выпусков.

Кто же изображен на нашей монете?

Рассмотрим «портрет Августа» в правом поле. На наш взгляд, на нашей монете очевидно его возрастное отличие от Агриппы (хотя оба были ровесниками). «Август» явно более моложав и, кажется, не лишен юношеского гонора, в отличие от его соседа по лицевой стороне асса. Кроме того, характер прически, линия носа, чуть вздернутого на конце, широкие и жесткие плоскости скул, равно как и голова (более округлая, нежели чуть вытянутая в высоту, как на портретах Августа), позволяют предположить, что перед нами – безумный юнец-император, Калигула

Для доказательства этой версии сопоставим лицевую сторону нашего асса с замечательным прижизненным портретом Калигулы на одном из римских ауреев… Обратим внимание, что, кроме вышеперечисленных тождеств, аккуратная стрижка наследника Тиберия заканчивается у нижней границы верхней мочки уха (на обоих монетах), а ленты венка с крупным узлом в нижней части затылка исполнены в одинаковой «спокойной» манере.

Неужели перед нами совместный портрет Калигулы и Агриппы?.. Подобное обстоятельство едва ли может удивить нумизмата, специализирующегося на выпусках династии Юлиев-Клавдиев. Ведь именно в период правления «безумного Гая» римским монетным двором была произведена колоссальная по объему эмиссия ассов с портретом его великого родственника – Агриппы… Вот лишь один из многочисленных великолепных по исполнению портретов «соправителя» Августа, встречающихся в этой серии. Обратим внимание на разворот и гордую посадку головы и характерную corona navalis.

Таким образом, если сделанные наблюдения верны, то наш выпуск Colonia Nemausus надлежит датировать более поздним временем, а именно годами правления императора Гая (Калигулы) /37-41гг. н. э./ и рассматривать его как часть имперской пропаганды, направленной на подчеркивание авторитета личной власти Калигулы, при постройке личного мифа опиравшегося на родство с одним из творцов принципата – Агриппой. Этот «мессидж», однако, неизвестный немаусский резчик предпочел выполнить в общем антураже «августовской легенды» и «августовских декорациях». Очевидно сей факт должен был подчеркивать преемственность императорской власти Гая и ее прямую связь с Золотым Веком Августа, а не Тиберия. Наш выпуск немаусского асса, скорее всего, совпал по времени с мощной рекламной кампанией Калигулы по прославлению своего великого родственника, обильные следы которой мы видим в продукции римского монетного двора этих лет.

Ну а что же сам крокодил?.. В завершение заметки отметим, что единого мнения по поводу смысловой нагрузки образа крокодила на цепи у пальмы (см. оборотную сторону монеты) не существует. Расхожая версия утверждает, что крокодил - намек на завоевание Египта и последующее расселение ветеранов Египетской кампании Октавиана в Нарбоннской Галлии, в частности в Немаусе. Появление молодой пальмы, однако, отмечено на монетах обитавших на этой территории племени вольков задолго до Августа. На оборотной стороне их бронзы мы видим мужскую фигуру в тоге (несомненный признак римского влияния) и рядом (с левой стороны) поставленную вертикально молодую пальмовую ветвь… Впрочем, возможно эти выпуски относятся к основанию в Немаусе латинской колонии в 40-х годах Первого века н.э.?

Подробнее об этом и общем значении «нильского крокодила» для римского Немауса – в наших следующих выпусках.

Библиография. J. B. Girard “Le monnayage antique de Nimes” // Ecole Antique de Nimes, 1971-2. pp. 47-60. M. Grant “From Imperium to Auctoritas” (FITA), pp. 70-9; 114-115. C. M. Kraay, “The Chronology of the Coinage of Colonia Nemausus”, Numismatic Chronicle (NC) 1955, pp. 76-86. J. B. Girard “Nimes sous Auguste” Schweizer Munzblatter (Gazette Numismatique Suisse) (SM) 1971, pp. 68-73. Roman Provincial Coinage (RPC) 1992 (rep. 1998). Vol. I, pp. 152-154. No. 524 (все типы 522-526).

Назад