Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Колизей.

Назад

Colosseo

Тяжело писать о Колизее, слишком обьемен и "колоссален" этот памятник, слишком много написано..
Что может сказать о нем человек, находящийся за несколько тысяч миль на северо-западе, не защитивший диссертации на тему "Монументализм в архитектуре Флавиев", не прочитавший даже и половины из 127 открышихся в Интернете ссылок по теме?..
В русской литературе для меня существует несколько "колизеев", под которыми я понимаю ощущения от прочтения переживаний классиков 19-20 вв.
Есть, например, "колизей" Розанова с его странной, гротескной атмосферой нелепого итальянского праздника, мягкими и немного зловещими сумерками и ощущением бессмыленности карнавала жизни.
Есть "колизей" Вячеслава Иванова (Великолепного), исполненный глубокого символизма и тайны, смешанный с острыми переживаниями личного кризиса и разлада в семейном строе и мучительным поиском гармонии:

"День влажнокудрый досиял,
Меж туч огонь вечерний сея.
Вкруг помрачался, вкруг зиял,
Недвижный хаос Колизея".

Меня всегда поражала эта исключительно точная метафоричность и символичность последих 2х строк ивановского катрена: "Вкруг помрачался, вкруг зиял..". Деиствительно, "вкруг" - великолепно пойманное движение огромных каменных масс по окружности, возникающее во время прогулки, walk around Флавиевского цирка, но тональность этого "вкруг", усилиенная сказуемыми "помрачался" и "зиял", создает ощущение, что это не человек обходит цирк по кругу, а сам амфитеатр "движется" вокруг человека.
Последнее возможно, разумеется в том случае, если человек стоит или, что более вероятно, лежит в центре арены..
Как тут не вспомнить подспудное, пастернаковское,

"на меня наставлен сумрак ночи
Тысячей биноклей на оси"..

Сами по себе глаголы "помрачался" и "зиял" также необыкновенно точно передают ощущения от сумерек, окутывающих Колизей, когда огромные, пустые окна-глазницы начинают пропускать бежизненный лунный свет.
Но ведь это уже совсем "другой колизей", это "колизей" Бродского, сравнившего амфитеатр с черепом вечно бодрствующего стража- великана Аргуса, "в чьих глазницах, облака проплывают, как память о бывшем стаде"!..

Когда я вспоминаю свои первые впечатления от древнего цирка, то, как ни странно, "пустынность", "покинутость", наверное, будут  словами, которым бы я мог доверить "пепел чувств".
Я выбрался к Колизею с Форума, уже после закрытия оного, вечером, в одну из первых пятниц марта, в самом начале Великого Поста. Учитывая, что я потратил немало времени, фотографируя практически каждый выступ мостовой от Арки Тита до Арки Константина, “на Цирк” я вышел ближе к 7 часам вечера. Основная масса туристов уже схлынула, лишь у подножия каменной горы жались целующиеся парочки, да стояла пара конных экипажей, в стиле 19 века, на которых любят кататься американские туристы.
Я стал снимать поверх голов, одновременно пытаясь ухватить романтическую луну, кусок верхнего яруса и лавр, выбивающийся из-под решеток на Виа Сакра.

Однако - с рук и без штатива - это было не очень здорово…
На следующее утро я решил забраться вовнутрь, но, придя к 10 часам (так, иногда, приятно не отказать себе в удовльствии неспешного пробуждения и ленивого завтрака вримской гостинице!), обнаружил, чо "недвижный хаос" Иванова, неожиданно превратился в крайне "подвижный", благодаря количеству туристов облепивших Колизей, как муравейник, со всех сторон.. Было ощущение, что в Город вновь вернулись гладиаторские бои..

Свою оплошность я исправил на другой день, заняв очередь около 8.30 утра..  Интересно отметить, что, когда я впервые попал  на трибуны Колизея, был день моего рождения, а исполнилось мне тогда 33 года. ..

Одна из мыслей, которая недавно пришла мне в голову, это та легкомысленность, с которой современные римляне избрали Колизей в качестве бренда своего города. Думали ли при этом братья - католики о тех первохристианах, которые были заживо скормлены зверям на этой зияющей провалами арене? Или "открытая дискуссия" доказала, что в "открытом обществе" возможно все?..
Но эти размышления - тема для совершенно другого очерка.

Вид на Колизей со стороны Форума Нервы (апрель, 2009).

Вечернее небо над Колизеем (апрель, 2009).

Назад