Римская жизнь: размышления о жизни древней и современной. Вторжение. Британский Поход императора Клавдия. Часть Первая. Материалы к размышлению.

Назад

Вторжение.
Британский Поход императора Клавдия.  Часть Первая. Материалы к размышлению.


На снимке – мраморный барельеф из Афродисады (Афродисия), изображающий Клавдия в роли покорителя и одновременно освободителя Британии. Британия представлена в образе прекрасной полуобнаженной варварки, яростно сопротивляющейся римскому насилию. Обратим внимание на вскинутую вверх правую руку с кинжалом, почти касающимся шеи императора. Интересной деталью, безусловно, является фригийская шапка Клавдия, намекающая на гражданские свободы. На вопрос, кого мог «освобождать» Клавдий в Британии, я пытаюсь ответить с помощью представленных ниже  выписок и размышлений, представляющих мою реконструкцию событий лета 43 г. н. э.
Clabri2.jpg


Вместо предисловия


Поводом для собрания представленных ниже заметок послужило желание написать  «апологию» Британского Похода Клавдия, который при первом взгляде может представляться ненужным отвлечением сил с основных театров военных действий Империи. Я убежден, что Британский Поход Клавдия является не только блестяще спланированной и реализованной операцией по присоединению Британии к ресурсной базе Империи, но и прямым продолжением экспансионистской политики Цезаря и Октавиана Августа, несколько раз подступавшихся к решению «британского вопроса».


Решив изложить свои размышления о римском вторжении в Британию в виде вопросов и ответов, я не столько старался подражать «сократической традиции», сколько обеспечить доступность восприятия исторических и археологических свидетельств, иногда грешащих мнимой очевидностью. О том, насколько мне это удалось, судить читателям.


Каковы были причины «первого» британского похода римлян под предводительством Цезаря (55г. до Р. Х.)?


«Цезарь решил предпринять поход в Британию, так как знал, что почти во все войны с Галлией оттуда посылались подкрепления нашим врагам» («Галльская Война», IV, 20).  


Что было известно римлянам о Британии в эпоху Цезаря?


Сведения о британских островах были скудны и порой противоречивы, поэтому Цезарь предпочел опираться на собственные эмпирические данные и материалы, добытые разведкой Волусена.


«Он все-таки считал очень  полезным для себя хотя бы только вступить на этот остров, познакомиться с его населением и добыть сведения о его местностях, гаванях и удобных для высадки пунктах. Все это галлам почти неизвестно. И действительно, туда не заходит без крайней нужды никто, кроме купцов, да и они знакомы исключительно с побережьем и местностями, лежащими против Галлии» («Галльская Война», IV, 20).  


С какими трудностями военного столкнулся Цезарь во время первого десанта в Британии?


Сопротивление варваров было крайне интенсивным. Так, сражение развернулось уже в прибрежной полосе в момент высадки римлян. Многие легионеры были вынуждены, спрыгивая с кораблей, сражаться по колено в воде и отбивать дерзкие налеты варварской конницы. «D Day» Цезаря, очевидно, поначалу проходил не столь успешно, как было задумано.
«Обе стороны сражались ожесточенно. Но наши были в большом замешательстве, так как не могли ни держать строя, ни стать твердой ногой, ни собраться у своих знамен (…). Наоборот, враги, которым были известны все мели, нападали, пустив в галоп коней, на наших каждый раз, как замечали с берега, что наши по одиночке оставляли корабли…» («Галльская Война», IV, 26).  


Какие силы задействует Цезарь во время походов в Британию?


Для первой высадки на острове Цезарь использует силы двух легионов, Седьмого и Двенадцатого, в сопровождении 500 всадников. Общая численность экспедиционного корпуса с учетом штаба Цезаря и корабельных экипажей составляет около 12 000 человек.


Во втором походе для «решения британского вопроса» Цезарем создается мощная группировка из пяти легионов.

Предоставим слово самому диктатору:

«… сам он с пятью легионами и с таким же количеством всадников, какое он оставил на материке, при заходе солнца снялся с якоря и вышел при легком юго-западном ветре» («Галльская Война», V, 8).

 
Насколько успешными можно считать два Британских похода Цезаря?


Как пишет один из современных английских историков, Дэвид Мейсон, после первого похода
«Цезарь вернулся в Рим, не уверенный полностью в том, какое впечатление произвели его действия на Сенат и общественное мнение Рима. Существовала вероятность, что его экспедиция могла быть воспринята как вышедшая за рамки его командных полномочий, определенных Сенатом. Однако ему не стоило волноваться. Вторжение в Британию было воспринято хорошо. Фракция  Цезаря в сенате обеспечила принятие постановления о двадцати днях общественных молебствий, что на пять дней превышало аналогичные молебствия после завоевания Галлии в 57 году» (Mason D. J. Roman Britain and the Roman Navy. 2010, p. 74).  


Однако не прошло и тридцати лет, как восторженная оценка британских успехов Цезаря уступила место более взвешенному подходу. Вот как оценивал итоги действий Цезаря в туманном Альбионе современник Августа, географ Страбон:
ожественный Цезарь дважды переправлялся на остров; однако ему пришлось быстро возвратиться назад, не совершив ничего великого и не проникнув далеко в глубь страны из-за вспыхнувших в стране кельтов восстаний среди варваров и его собственных воинов и по причине гибели множества его кораблей во время полнолуния, так как приливы и отливы в это время усиливаются. Тем не менее Цезарь одержал 2 или 3 победы над бреттанцами…» (Strab. IV, 5, 3) .


Какие выгоды могло принести покорение Британии?


Уместно привести пессимистическую оценку британской перспективы, изложенную Страбоном:
(Strab. II, 5, 8) "Для правительственных нужд нет никакой пользы от знакомства с такими странами и их обитателями, особенно если последние живут на таких островах, что не могут ни вредить нам, ни приносить пользы в чем-либо при отсутствии сношений с ними. Ведь римляне, хотя они и могли владеть Бреттанией, пренебрегли этим, так как видели, что им нечего бояться бреттанцев  (ибо те не настолько сильны, чтобы переправиться и напасть на них) и что не было бы значительной пользы, если они завладеют страной. Ведь теперь, по-видимому, доходы, получаемые с пошлин от торговли, больше, чем могла бы принести подать, если вычесть расходы на содержание армии для охраны острова и сбор податей. И невыгода завладения островом оказалась бы еще больше в случае занятия других островов около Бреттании".


Как развивались отношения Британии и Рима при Августе?


(Strab. IV, 5, 3) “В настоящее время, однако, некоторые племенные вожди на острове заключили договор о дружбе с Цезарем Августом, отправив к нему посольства и оказывая знаки уважения;  они посвятили дары в Капитолии и сделали весь остров фактически достоянием римлян. Они так легко выносят тяжесть пошлин на товары, ввозимые в Кельтику и вывозимые оттуда (браслеты и ожерелья из слоновой кости, янтарные геммы, стеклянную посуду и другую мелочь такого рода), что нет нужды в охране острова».


Как известно, Страбон никогда не был на Британских островах и мог вполне спутать слоновую кость с моржовой или китовой, которая в этих краях не редкость. О британском янтаре интересные сведения приводятся в работе Б. Ф. Куликова. "Янтарь британский - янтарь, находимый на пляжах Англии; видимо, выбрасывается волнами, размывающими янтароносные отложения".  Куликов Б.Ф. Словарь камней-самоцветов. - М.: Недра, 1982.


Какими ресурсами обладала Британия?


Strab. IV, 5, 2-3. "Остров производит хлеб, скот, золото, серебро и железо. Отсюда вывозятся эти предметы, а также кожи, рабы и породистые собаки для охоты».


Однако, насколько богатыми были, скажем, британские запасы металлов? Согласно последним сообщениям археологии, запасы железа, к примеру на одном из рудников в южной части острова были весьма и весьма значительными. Так, только на одной из шахт, расположенной на территории союзного римлянам царства атребатов, в местечке, известном сегодня под названием Бардаун (Bardown), начиная со Второго Века н.э. было добыто около десяти тысяч тонн железа (Fe, 10 000 tonnes). D. Mattingly, S. Laycock, p. 29. Также известно о крупнейших центрах гончарного производства, расположенных в районах AliceHolt/FarnhamWareили PooleHarbour. Отдельно следовало бы сказать о многочисленных рудниках олова и свинца, соляных шахтах, но экономический очерк Британии в ранне-имперскую эпоху не является нашей задачей.


Во что могло обойтись римской казне поддержание порядка в новой провинции?


У Страбона можно найти следующую оценку, ошибочность положений которой была доказана последующими столетиями:
(Strab. IV, 5, 3) «Потребовался бы по крайней мере один легион и некоторое количество конницы для сбора дани на острове и издержки на содержание армии покрыли бы доходы от сбора дани; обложив население данью, пошлины неизбежно пришлось бы уменьшить и в то же время столкнуться с некоторой опасностью в случае применения силы".


Как известно, легионов потребовалось больше, чем один (в разное время их численность могла колебаться от четырех до двух), однако, доходность провинции, по всей видимости, была также занижена в несколько раз. Последнее обстоятельство неудивительно, ибо Страбон ничего не знал, к примеру, о богатых железных и серебряных рудниках, введенных в активную эксплуатацию при Клавдии и Нероне.


Планировалась ли военная экспедиция в Британию при Августе?


Отечественный исследователь В. Н. Парфенов сообщает о серьезности «британских планов» Августа:
«Хорошо известно, что Октавиан с первых шагов своей политической карьеры упорно стремился выглядеть наследником военной славы Цезаря. В этом плане престижной должна была выглядеть акция, которая превзошла бы подвиги «божественного Юлия». Видимо, поэтому мысль о покорении Британии не оставлялась даже в разгар гражданской войны, когда далекий остров, казалось бы, меньше всего должен был заботить Октавиана. По окончании междуусобных распрей в Риме видимых причин откладывать завоевание Британии не было, тем более что общественное мнение настойчиво требовало новых завоеваний. Игнорировать такие настроения новый властелин мира, по крайней мере в первые годы своего правления, не мог себе позволить: демонстративно подчеркивая отличие своей внутренней политики от «тиранического» поведения Цезаря, Август в то же время стремился показать, что в военной сфере он по-прежнему достойно продолжает традиции своего обожествленного отца. Хотя Р. Сайм и считает, что Август никогда всерьез не помышлял о завоевании Британии, а источники передают лишь «пустые слухи» о такого рода намерениях, похоже, что в данном случае ближе к истине Г. Берве, полагающий, что покорение британцев было задумано всерьез, «в духе завоевательных планов Цезаря». ( Парфенов В. Н. Император Цезарь Август: Армия. Война. Политика. Издательство «АЛЕТЕЙЯ», Санкт-Петербург, 2001.)
http://www.sno.pro1.ru/lib/parfenov_imperator_tsezar_avgust/4.htm#a2


Что помешало Августу осуществить Британский поход?


Процитируем того же В. Н. Парфенова:
«Нет веских оснований не доверять Диону Кассию, который утверждает, что уже в 27 г. до н. э. Август собирался предпринять экспедицию в Британию, но был надолго задержан делами в Галлии; тогда же он вел с британцами какие-то переговоры, о содержании которых наш источник ничего не сообщает. На следующий, 26 год до н. э., император будто бы вновь собрался в Британию, но ему опять помешали обстоятельства:  мятеж племени салассов в Альпах и военные действия против кантабров и астуров в Испании (DioCass. LIII. 22. 5; 25. 2).
Намерение Августа воевать против британцев Дион Кассий объясняет тем, что «они не пожелали покориться». Иначе говоря, император предпринимал дипломатические усилия с целью добиться, чтобы британские племена признали свою зависимость от Рима, но желаемых результатов эти усилия не принесли. Как бы там ни было, Августу пришлось ограничиться, так сказать, бряцанием оружием: римские войска, против ожиданий, надолго застряли в Испанской войне, а незначительными силами высадку на острове предпринимать явно не стоило — такое предприятие было заведомо обречено на неудачу».

(Парфенов В. Н. , там же)


Как пишет, ссылаясь на Диона Кассия, Д. Мэйсон, в течение девяти лет - с 34 по 26 гг. до Р. Х. - Октавианом (впоследствии Августом) было предпринято не меньше трех попыток собрать в Галлии силы для решающего вторжения в Британию. Однако каждый раз пограничный конфликт или другие обстоятельства отвлекали внимание кесаря и «римское влияние в Британии продолжало осуществляться с помощью договоров с различными племенами юго-востока» (Mason D. J. Op. Cit. P. 76).


Есть ли свидетельства источников, говорящие, что экспедиция в Британию при Августе все-таки имела место?


В. Н. Парфенов приводит «сообщение сирийского теолога начала V в., Апония, содержащееся в комментарии к библейской «Песни песней» (рукопись была обнаружена только в прошлом веке):
«Как рассказывает Ливий, Цезарь Август, вернувшись с острова Британния, объявил во время зрелищ римскому народу, что весь обитаемый мир либо путем войны, либо договорами дружбы... подчинен власти римлян» . (Aponius . In Canticum Canticorum explanationis libri XII. Edd. Bottino H., Martini J. Roma, 1843. P. 237).
(Парфенов В. Н. , там же)


Существуют ли археологические доказательства пребывания римлян на Британских островах после Цезаря, но «до Клавдия»?


Опираясь на данные свежих раскопок, британский исследователь С. Лэйкок сообщает о следах римских инженерных сооружений на землях союзных в ту пору римлянам британских белгов-атребатов:


"Недавние раскопки открыли ров, выполненный в римской манере к востоку от Фишборн Пэлас (FishbournePalace). По всей видимости, он был создан до 43 г... Если это действительно римской военный ров, а не просто отдельное укрепление по римским лекалам, выполненное династией Атребатов, то, вполне вероятно, он может означать присутствие в этом регионе римского военного контингента до 43 года, направленного в помощь Верике (Verica)". Laycock Stuart. Britannia. The Failed State. Tribal Conflicts and the End of Roman Britain (2011), p. 60.


Племя атребатов, расселившееся в Британии вскоре после завоевания Галлии Цезарем, имело историю взаимоотношений с римлянами, знавшую периоды горячей дружбы и непримиримой вражды. Римское укрепление у Фишборна может означать дислокацию римского отряда разведчиков, расположившегося на дружественной территории, или небольшого подразделения «римского спецназа», присланного на помощь Верике, атребатскому царю, искавшему защиты в Риме. Нельзя, впрочем, исключать, что римский ров говорит об эмпории, торговом поселении, находившемся под защитой фортификационных сооружений, построенных по римскому образцу.


Была ли переправа через Ла-Манш (Fretum Gallicum-лат.) легкой морской прогулкой?


Плаванье в любой части Северного Моря чревато неожиданностями и требует хорошего знания течений, настроений ветра, механики приливов и отливов. Вот, что сообщает о своем опыте Гай Юлий Цезарь:
«После полуночи ветер прекратился. Цезарь не мог держаться курса, но был очень далеко отнесен в сторону течением, так что на рассвете увидал Британию далеко от себя налево…» («Галльская Война», V, 8).
«Прибывшие от Кв. Атрия к Цезарю всадники доложили, что ему, что в прошлую ночь поднялась очень сильная буря, которая повредила почти все корабли и выбросила их на сушу, так как ни якоря, ни канаты не могли ее выдержать, ни матросы с кормчими - справиться с ее порывами; таким образом, благодаря столкновению кораблей эскадра понесла очень большой урон... Здесь он (Цезарь) собственными глазами увидел, что он узнал из письменных и устных донесений; около сорока судов погибло, а остальные, по-видимому., еще можно было починить, но с большим трудом»... («Галльская Война», V, 10).

В ежедневных сводках погоды по радио в Великобритании до сих пор существует такая специальная программа, как Shipping Forecast. Море здесь богато на сюрпризы и шутить не любит. Представьте, что такое - переправа четырех легионов, обоза, Клавдия со слонами и преторианцами – это значительный риск.


Какая политическая обстановка сложилась в Британии к моменту римского вторжения в 43 году н. э.?


Как известно, в период двух британских походов Цезаря (55-54 гг. до Р. Х.) отношения между варварскими племенами, населявшими остров, были достаточно напряженными. Никакого племенного единства варваров в Британии до прихода римлян не было и быть не могло. Британия была аналогом современного северного Афганистана, где племена пребывали в состоянии почти перманентной войны друг с другом. Возвеличение крупных из них (катаувелланов, к примеру) неминуемо означало умаление других. Ситуация осложнялась постоянным прибытием "пришельцев" со стороны континентальной Галлии. Например, белгов и атребатов, бежавших в Британию от легионов Цезаря.

Предоставим слово английскому историку Яну Ричмонду:
«Племенные раздоры не стали менее острыми и почти сто лет спустя, в 44 году Р. Х. перед высадкой Клавдия. Количество пришельцев и степень их агрессивности только возросли (…). Новые переселенцы также отличались беспощадностью, стремлением взять все, жестокость была обыденным явлением. Их опорными пунктами были мощные укрепления на холмах, служившие убежищем в бесконечных межплеменных войнах, укрытием от охотников за черепами, опустошительных набегов с целью грабежа и порабощения. Костяк элиты в этих обществах повсеместно составляли воины-аристократы с кланами приверженцев, которых иногда сравнивают с вождями гомеровской Греции. Это была эпоха тщеславия, время саг и декоративного искусства, сфокусированного на отдельной личности». (Richmond Ian. Roman Britain. 1948. Pp 7-8).


Какие племена и союзы играли главную роль и в каких частях острова они располагались?


«На юго-востоке, на территории относительно соответствующей Херфордширу и Уэссексу, гранича с союзными и покоренными племенами, лежали быстро расширяющиеся владения катаувеланов, чей вождь, Кунобелин (шекспировский Цимбеллин), завоевал и подчинил триновантов» (Richmond, Ibid.).


Монета Кунобелина, стиль которой строго ориентирован на римские образцы. Обратим внимание на использование латиницы и фигуру сидящей Виктории на оборотной стороне.
1
http://www.vcoins.com/ancient/mikevosper/store/viewitem.asp?idProduct=9241


“На юге, включая в себя до некоторой степени Гэмпшир, Дорсетшир и Уилтшир, вместе со значительной частью Сомерсетшира, располагались земли атребатов, дуротригов и белгов. Практически все три народности состояли из переселенцев, бежавших на юг от гнева Цезаря. Нет никакой причины предполагать наличие союза между этими разбойными и воинственными группировками, однако, также очевидно, что никто из автохонов не стал их жертвой”.


“К числу последних, более древних народностей, принадлежали паризии из Восточного Йоркшира, ицены из Норфолка и Саффолка, коританы из Линкольншира и Лестершира, добуны из Котсволда и думноны из Девона и Корнуолла. С ним соседствовало пестрое население валлийских холмов и рассеянные племенные группы бригантов, как тогда называли жителей пеннинских долин. Это первые племена, чьи имена известны из британской истории».  (Richmond Ian. Op. cit.).


Где проходили основные линии межплеменных конфликтов?


Одними из заклятых врагов катаувелланов были атребаты и кантии. Одновременно атребаты и кантии находились в состоянии активной партизанской войны друг против друга. Следует предположить, что внутри племенного союза кантиев также существовали раздоры между восточными кантиями, получавшими большую часть выгоды от расширявшейся торговли с Галлией после разгрома приморского галльского племени венетов Цезарем, державшего под контролем морские коммуникации на Ла-Манше, и западными, стремившимися получить доступ к стратегическим портам на восточном побережье. В это непростое время кантии, возможно, приглашают «варяга» на роль «межплеменного модератора». Таковым становится катаувелланский царевич Админий. Мне он видится «варварским денди», который, наслаждаясь высоким качеством римских товаров, ввозимых из-за пролива, занимает подчеркнуто «про-римскую» позицию. Соблазн получить доступ к распределению торговых пошлин, очевидно, толкает двух других братьев Админия, катувелланских князей Каратака и Тогодумна, объявить Админия «предателем семейных интересов». Во всяком случае, я со скепсисом отношусь к словам отдельных историков, сообщающих о «восстании Админия» против отца Кунобелина. Зачем бросать вызов, когда твое удельное княжество и так является самым доходным проектом? Я считаю, что в реальности дело обстояло наоборот, Кунобелин, Каратак и Тогодумн потребовали свою долю от торговых пошлин, а получив отказ, объявили Админия «римским наймитом» и вынудили отправиться в изгнание. Как бы то ни было, «мятеж» Админия против отца и братьев заключался не в желании захватить верховную власть на землях катаувеланско-триновантской конфедерации, сколько в стремлении укрепить положение своего удела в землях кантиев (современное графство Кент). Админий даже успел наладить чеканку своей собственной монеты, правда, недолговременную.


Монета Админия, отчеканенная во время его правления племенем кантиев (35-40 гг.)
Adminius.jpg
http://www.acsearch.info/search.html?search=Adminius&view_mode=1&sort=&c=&a=&l=#2


Какие другие внешнеполитические обстоятельства послужили поводом для римского вторжения?


У римлян также были давние отношения с племенем атребатов и, возможно, регниев. Их удельный князь Верика, пострадав от притеснений катувеланов, просил заступничества в Вечном Городе еще при Калигуле. Вполне вероятно, что у Верики и Админия, одновременно находившихся при императорском дворе в Риме, могли сложиться дружеские отношения.
Монета «друга римлян», Верики, содержащая интересный портрет императора Тиберия (до 40 г. н.э.). Она, как и монеты других британских «друзей римского народа», являет собой явный разрыв с традициями кельтского искусства и локальным символизмом.
Verica2.jpg
http://www.acsearch.info/search.html?search=Verica&view_mode=1&sort=&c=&a=&l=#3


Какие легионы вошли в костяк британской группировки Клавдия?


Экспедиционным корпусом римлян, состоявшим из четырех легионов, руководил Авл Плавтий (Aulus Plautius), за логистику операции отвечал вольноотпущенник Нарцисс. Ударный кулак составляли соединения Второго, Девятого, Четырнадцатого и Двадцатого легионов (II Augusta, IX Hispana, XIV Gemina, XX Valeria). Хотя количество легионов было меньшим, чем задействовал Цезарь во втором Британском походе, можно предположить, что это частично компенсировалось большим количеством вспомогательных и кавалерийских частей. Общую численность группировки, переправленной на остров можно приблизительно оценить в сорок тысяч (40 000) человек. К их числу следует добавить части преторианской гвардии, прибывшие вместе с Клавдием в Британию в заключительной стадии кампании.


Как проходил начальный этап Британского Похода Клавдия?


Уже среди историков Древнего Рима существовали противоположные оценки военных успехов Клавдия. Так, в «Двенадцати Цезарях» Светония мы встречаем следующий иронический комментарий:
«совершив переправу, он за несколько дней подчинил себе часть острова без единого боя или кровопролития, через несколько месяцев после отъезда возвратился в Рим и с великой пышностью отпраздновал триумф".


Как известно, Светония вряд ли можно отнести к числу апологетов императора Клавдия. Однако существует позднее, но зато и более подробное описание, составленное одним из римских сенаторов, любивших заниматься разбором римских исторических табличек на досуге, Диона Кассия. Не имея на руках подлинника или русского перевода Диона, я был вынужден сделать собственный перевод с английского подстрочника. Нижеприводимый отрывок посвящен событиям, разыгравшимся незадолго до финального сражения с ополчением Каратака и Тогодумна.


"Он (Клавдий – прим. С. Чаплина) отправился вниз по реке вплоть до Остии, а затем вдоль побережья до Массалии. Оттуда он перемещался частью по рекам, частью по суше, пока не достиг Океана. Переправившись в Британию, он был встречен легионами, ожидавшими его около Темзы. Вступив в командование, Клавдий переправился на другой берег реки и, начал сражение с варварами, которые успели собраться, пока он приближался, разгромил их и захватил столицу Кунобелина, Камулодунум. Он подчинил множество племен, часть которых сдалась добровольно, тогда как другую часть принудили силой. Он был провозглашен императором несколько раз, вопреки обычаю, поскольку в ходе войны муж может провозглашаться императором только единожды. Он разоружил и подчинил (варваров – прим. С. Чаплина) и приказал Плавтию завоевать оставшихся британцев. После этого он заторопился назад, в Рим" (с). / Cassius Dio, Roman History 60. 19-22.


Этому отрывку предшествует описание римского наступления и стычек с варварами, в ходе которых особо отличаются отдельные офицеры. Интересно, что в отличие от Цезаря, легионам Клавдия-Плавтия удается избежать «битвы за пляж» в момент высадки. Руководящая роль Клавдия в генеральном очевидна, однако, мы не обязаны доверять Диону Кассию полностью. В общей сложности Клавдий, прибывший на остров позже, провел в Британии не более двух недель.


Подтверждается ли версия о сопротивлении варваров данными британской археологии?


Сразу отметим, что археологами до сих пор не обнаружено место крупного сражения римлян с британскими ордами. Впрочем, это не означает, что Дион излагал «фэнтазийную версию» . В защиту Диона можно сказать, что место разгрома северных британских варваров Агриколой, Mons Grapuis, все еще ждет своего открывателя, да и зона гибели легионов Вара в Тевтобургском лесу тоже была установлена далеко не сразу. По крайней мере, одно из мест первоначальной высадки легионов Клавдия на острове Тэнет (Isle of Thanet), отделявшегося от основного острова каналом Уонсам (Wantsum), недавно удалось обнаружить. Располагаясь на острове, римляне могли укрыть суда от сильных ветров и избежать повторения несчастного случая, произошедшего с флотом Цезаря. Подробнее об археологии Тэнета см. Mason D. Op. cit., p. 81.

Значительные следы римских укреплений периода Клавдия, включающие в себя остатки арсеналов и палисадов были недавно открыты близ Ричборо (Richborough). Однако эрозия береговых скал привела к обрушению большого участка, что, возможно, навсегда уничтожило надежду определить размеры и форму перевалочного центра римлян на начальном этапе кампании. На территории союзных катаувелланам триновантов не обнаружено следов пожарищ, обычно сопровождавших римское вторжение. Более того, мы не видим никаких следов штурма столицы триновантов - Камулодунума, который, вероятно, был сдан без боя. Как пишет С. Лэйкок,
"царская ставка в Госбексе (Gosbecks), по всей видимости, продолжает функционировать без перерыва, вызванного римским вторжением. Небольшим исключением можно считать лишь постройку небольшого римского форта на территории его внешних укреплений (…), была предпринята попытка доказать, что размещение римского подразделения, игравшего роль специальной дворцовой стражи в Госбексе может служить, скорее, доказательством статуса возвеличения, а не умаления триновантского правления".

На землях главных противников Рима – катаувелланов- наблюдается сходная описанной выше картина. По словам того же С. Лэйкока,
"не существует никаких следов пожара или опустошения территории катаувелланов. Напротив, все археологические свидетельства заставляют предположить, что катувеланы приняли новый порядок вещей в Британии (status quo) с энтузиазмом". Очевидные доказательства показывают непрерывность мест обитания "до-римской" племенной аристократии - в период их перехода к виллам римского периода, что, в свою очередь, заставляет предположить, что "большинство из племенной элиты сохранило свой статус".


С чем может быть связано отсутствие следов разграбления варварских земель?


Возможно, часть катаувелланов и триновантов поддержала возвращение Админия на плечах легионов Клавдия. После поражения Каратака и Тогодумна перебежчиков стало значительно больше. Добуны также, скорее всего, приветствовали римлян, так как вторжение давало им шанс выйти из под доминирования катаувелланов-триновантов. Очевидно они не горели желанием умирать за чуждые им племенные идеалы и капитулировали сразу после смерти своего «посаженного» князя – катаувеллана Тогодумна. Нельзя исключать, что с самого начала, когда римляне начали движение к Медуэю,  племенная элита кантиев, и, возможно, добунов (частично) использовала повод для активизации партизанских действий против "катаувеланских братьев", Каратака и Тогодумна. Возможно активизация «лесных братьев» из числа атребатов и регниев началась еще раньше, когда варвары узнали о сосредоточении легионов на другом берегу Ла-Манша. Именно эта активизация может объяснить высказывания римских историков о волнениях среди варваров, а не предполагаемые набеги катаувелланов на приморскую Галлию, хотя они тоже могли иметь место. Впрочем, хотя разгром сопротивления Каратака и Тогодумна нанес ущерб главенствующей роли катаувелланов в южной и восточной частях Англии, представляется маловероятным, что римляне полностью демонтировали катаувелланское господство. Я склонен считать, что оно было лишь "переформатировано" на римский лад, что подтверждается нетронутостью поселений катаувелланской знати, постройкой римской администрации в Камулодунуме и дарованием прав муниципия Веруламию (Verulamium).


Какие племена британских варваров могли выступить на стороне римлян или по меньшей мере занять позицию доброжелательного нейтралитета по отношению к Клавдию?


Легионы Клавдия могли произвести высадку в трех разных точках и начать действовать на сближение. Одной из таких точек высадки могла быть территория атребатов (регниев) или (если интерпретация Диона Кассия в данном случае верна) – земли кантиев, современный Кент. Лояльность атребатов римскому может быть объяснима «казусом Верики», царя-изгнанника, получившего «статус беженца» при римском дворе. Кстати, римский эмпорий, о котором упоминалось в начале замтки, располагался на землях царя атребатов и регниев Когидубна, наследника Верики. Теория о том, что именно Когидумн был царем атребатов (и регниев?) доказывается косвенно и Тацитом, упоминающим "лояльность царя Когидубна" и нумизматическими находками в районе Девоншира-Девона. Монеты содержат латтинскую аббревиатуру CRAB, которую расшифровывают как C(ogidubnus) R(ex) A(trebatorum) B(ritannorum). Британскими археологами была обнаружена посвятительная надпись, относящаяся ко времени Нерона, где Когидубн именуется «великим царем Британии». Это показывает, что значительная часть привилегий была оставлена варварским союзникам Рима после завершения начальной фазы вторжения.
Любопытно, что полное имя Когидубна (Cogidubnus) звучит как Тиберий Клавдий Когидубн, что может свидетельствовать об «особых отношениях» с римским правящим домом. Полный текст надписи можно посмотреть по ссылке:

http://www.roman-bri.../fishbourne.htm

Конечно, так называемые секторы «союзной территории» отличались по степени выражения союзнических чувств.  К числу умеренных союзников римлян, возможно, принадлежали добуны, капитулировавшие, как сообщалось, сразу после гибели Тогодумна. Хотя с приходом легионов формальное господство катувеланов было упразднено, угроза катувеланского доминирования для добунов не исчезла. Ведь римляне, поменяв катувелано-триновантскую верхушку, фактически поставили там своего человека из местной аристократии, да еще имевшего неплохие связи с кантиями. Римская поддержка, оказываемая Админию, а также сохранение своих позиций большинством переметнувшейся военной элиты катувелланов - подсказывали добунам выжидать, занимая доброжелательно-осторожную позицию.


В чем заключался стратегический план Клавдия по завоеванию Британии?


Используя политические противоречия племен, с мнимальными потерями и рисками войти с помощью атребатов и части кантиев в Британию и захватить прочный плацдарм в центре острова. Ставка на минимизацию римских потерь очевидна, если принять точку зрения Светония. Даже, если встать на позицию Диона Кассия, повествование которого о завоевании Британии содержит живописные описания подвигов, вроде Госидия Геты, следует признать, что блицкриг Клавдия полностью удался. В отличие от Цезаря, выигравшего "войну за пляжи", но вынужденного покинуть остров из-за несоразмерности рисков в ходе столкновений с превосходящими варварскими массами, сломив сопротивление части катаувелланско-триновантской знати, легионы Клавдия практически беспрепятственно вышли к границе Северного Уэльса, на берег реки Северн. Вот как об этом писал Ян Ричмонд:
«Наблюдающие стороны расценили переломный характер момента. Все большие этнические сообщества, располагавшиеся внутри острова, и долгое время терроризируемые разгромленными племенами, вступили в союзные отношения с Римом. Таким образом, без всяких усилий римские армии смогли продвинуться на рубежи рек  Гамбера (Humber)  и Северна (Severn), и, расположившись на необескровленной дружественной территории, начать использовать все ресурсы, включая поборы на условиях союзных договоров, быстро составленных на месте римскими делопроизводителями. Если эти достижения и не были предусмотрены стратегами, спланировавшими кампанию, они должны считаться наградой за проведенные операции, где был полностью использован фактор британской разобщенности». 
http://www.romangarden.ru/IR.html


Какой план удержания Британии в зоне римского влияния мог быть принят Клавдием? Насколько необходимо было создавать еще одну провинцию?

Создание римской провинции Британия, объявленное Клавдием в 43г., кроме решения внутриполитических задач императора, являлось единственным способом предотвратить новый виток межплеменных войн, грозивших начаться на другой день после ухода римского корпуса. Однако объявить недавним союзникам в борьбе за «ликвидацию диктатуры Каратака и Тогодумна» об их включении в число объектов римской собственности - означало мгновенно создать очаг напряженности в тылу и потерять стратегическую инициативу в ходе дальнейшей экспансии. Поэтому Клавдий избирает план поэтапного поглощения оставшихся «удельных царств» союзников в ходе последующих десяти-пятнадцати лет. Провинция Британия на начальном этапе представляет собой, как мне кажется, сосуществование дружественных квази-царств с территориями, отошедшими под прямое римское управление. Таковыми наверняка были, к примеру, земли кантиев, самых богатых и, по словам Цезаря, самых цивилизованных из британских варваров. На территории кантиев также располагалось большинство стратегически важных для римлян морских портов. Другим вольным или невольным участникам проекта «Римская Британия» на начальном этапе могли быть предложены «объединяющие» идеи. Так, вероятно, катаувелланам обещалось сохранение полномочий "титульного племени". Атребатам и регниям на некотрое время была оставлена «независимость». Добунам, возможно, торжественно объявили об "освобождении" от катаувелланского рабства и т.д. В общем, каждой сестре по серьге…


Какова была реакция основных племен южной, центральной и юго-восточной частей Англии на эту политику Клавдия?


В завершение первой части выписок и заметок вновь приведем высказывание С. Лэйкока:
"в центре, на юге и на востоке Британии история 43 года, скорее, трактовалась варварами больше как вмешательство во внутреннюю политику племен, чем как вторжение. Для большинства британцев этого времени прибытие римлян казалось едва ли более значительным событием, чем высадка паризиев в Восточном Йоркшире... Римляне, вероятно, воспринимались как мощные союзники в борьбе за племенное превосходство...". Laycock. Op.cit., pp. 61-62.


Однако, продвигаясь дальше, на запад (в сторону силуров) и север, на территорию современного Северного Уэльса, римляне столкнутся с племенами, которые, не вдаваясь в тонкости дипломатии, будут сурово смотреть на римлян как на непрошеных гостей. Потребуется пятьдесят лет упорной борьбы с племенными союзами бригантов и иценов, в ходе которой будет почти полностью уничтожен Девятый легион (IX Hispana), прежде чем Светоний Паулин и Агрикола смогут окончательно подавить волю варваров к сопротивлению в этой части острова.


Великолепный золотой аурей Клавдия, отчеканенный в ознаменование Британского триумфа, содержит изображение двух военных трофеев, хотя, на мой взгляд, там следовало бы разместить изображение Улисса – мужа хитроумнейшего и отважного. Впрочем, блестящий практик принципа Divide et Impera, Клавдий четко понимает, какого рода пропаганда будет лучше всего воспринята римской чернью.
r_claudius_coin.jpg
http://www.historum.com/ancient-history/18542-ancient-biography-thread-23.html
Продолжение следует.


Избранная библиография (за исключением первоисточников)
Mattingly D. 2006. An Imperial Possession, Britain in the Roman Empire.
Collis J. 2007. The Polities of Gaul, Britain and Ireland in the Late Iron Age.
Shotter D. 1996. The Roman frontier in Britain.
Creighton J. 1994. A time of change: the Iron Age to Roman monetary transition in East Anglia.
Manley J. 2007. 2002. AD43. The Roman Invasion of Britain - a Reassessment.
Millet M. 1990. The Romanisation of Britain.
Richmond Ian. Roman Britain. 1948.
Wacher J. 1995. The towns of Roman Britain.
Salvay P. 2002. The Roman Era. Short Oxford History of British Isles.
Tyers P. 2003. The Roman pottery in Britain.
Laycock S. 2011. Britannia. The failed state. Tribal conflicts and the end of Roman Britain.
Mason D. J. Roman Britain and the Roman Navy. 2010
Парфенов В. Н. Император Цезарь Август: Армия. Война. Политика. Издательство «АЛЕТЕЙЯ», Санкт-Петербург, 2001.)
Куликов Б.Ф. Словарь камней-самоцветов. - М.: Недра, 1982.
Подробное обсуждение данного вопроса можно также посмотреть на форуме «Античная Нумизматика» Андрея Пятыгина
http://www.coins.msk.ru/forum/index.php?showtopic=4564&st=0

Назад