Римская жизнь: размышления о жизни древней и современной. Кошачий дух. О кошках Вечного Города.

Назад

Кошачий дух. О кошках Вечного Города.


Древние римляне не очень жаловали кошек. Во всяком случае, мне представляется, что их место в домашнем пантеоне было незначительным. Возможно, тяга к комфорту, свойственная кошкам, плохо уживалась с суровыми нравами, царившими в эпоху Республики, где правил бал государственный утилитаризм. Но почему кошачий дух не воспарил в период «имперского рококо», упадка нравов при Нероне, мне непонятно.
В обширных коллекциях римских надгробий в разных музеях мне попадались изображения псов, тогда как кошек я никогда не видел. Если собака – олицетворение преданности, верная спутница охотницы-Дианы, заслужила свое место у домашнего очага, то, что можно сказать о кошке - символе непостоянства, изнеженности и коварства? Их должны были любить греки за философский склад ума и независимый характер. Лишь изредка древнеримский кот мог похвастаться вниманием со стороны художника-декоратора.
http://farm1.static.flickr.com/7/8000027_47c5a3ec7c.jpg?v=0
Однако в сравнении с некоторыми «собачьими столицами», сегодняшний Рим–  несомненно «кошачий город». Кошки «взяли свое» у полевых псов, сопровождавших Диоскуров, и мрачных мастино Каракаллы.
Когда смотрители закрывают форумы Траяна и Нервы, наступает кошачье время. Впрочем, в некоторых районах, таких как, например, бывшая джудекка («еврейское гетто») за Кампо дель Фьоре или Ареа Сакра, судя по низким мискам, стоящим около подъездных ступенек, или характерному запаху – кошачий час там царит круглосуточно. По информации некоторых исследовательских агентств, общая популяция римских кошек сегодня измеряется сотнями тысяч. Казалось, городским властям впору бить тревогу, однако, напротив, в 2001 году они выпускают эдикт, согласно которому, кошки, живущие в районе между Колизеем и Торре Аржентина, являются частью «биологического наследия» (bio-heritage). Цитируется по источнику
http://goeurope.about.com/cs/rome/a/rome_cats.htm
Я помню, как был рад встрече с котом у Колонны Траяна в самую первую поездку. Прежде ужасавшая своей бесчеловечностью имперская Вечность вдруг за одно мгновение обрела черты теплого домашнего угла.  Казалось, разгуливавший с беспечно-хозяйским видом, «Траянов кот» не только принимает деятельное участие в реставрационных работах, но и является своеобразным духом-хранителем памятника (genus loci).
Траянов «Марсик». Март 2007 года. Лежащий на фундаменте колонны хвост, равно как и пристальное разглядывание деталей постамента на снимке слева показывает, насколько естественно чувствует себя «Марсик» в обстановке имперского официоза.
Gata Traianis.jpg
Вольготная жизнь римского кошачьего племени во многом поддерживается усилиями так называемых «гаттаре», добровольных смотрительниц за кошками, в обязанности которых входит обеспечение их питанием и санитарный контроль.  «Гатоманию» в Риме, как говорят, установила актриса Анна Маньяни, однако, полагаю, желающих накормить котика на фоне великолепных руин всегда было достаточно.
Вслед за Марциалом, сетовавшим на чрезмерную интернациональность Рима, можно повторить, что Вечный Город приютил на своих просторах почти все известные виды кошек, начиная от британской вислоухой до короткошерстной нубийской породы. Хочется верить, что привезенные в Рим в корабельных трюмах два тысячелетия назад, они, в отличие от подавляющего большинства патрицианских родов, смогли сохранить свои семейные традиции и порядки, несмотря на присущую склонность к промискуитету.
Слева направо. Пестрая европейская кошка на мраморных плитах Форума Траяна. Охота на голубей вблизи Курии Римского Сената. Фотографии – С. Чаплин.

Forum Hunters.jpg
Совершая очередной автопробег по землям племени ордовиков (Центральный Уэльс) в апреле прошлого года, я и не думал встретиться с другой римской кошкой, так как мои планы лежали в области исследования родового замка семейства Гербертов и Клайва Индийского, Поуис (Powis), расположенного недалеко от Шрусбери и Велшпула.
В 1587 году он был куплен сэром Эдвардом Гербертом, заложившим знаменитую Длинную Галерею, содержащую замечательные образчики античной скульптуры; в 1660-е в нем была усилена «барочная» составляющая, в восемнадцатом веке, под руководством барона Клайва (известного покорителя Индии) к садово-парковому ансамблю Поуиса были добавлены дорожки в духе английского классицизма.
Стремление организовать семейный пикник на террасе или лужайке Поуиса было главной причиной путешествия. С другой стороны, мне хотелось взглянуть на вотчину сэра Эдварда Герберта, лорда Шербери, английского поэта, принадлежавшего к метафизической школе, творчеством которого я увлекался в студенческие годы. Фигура Герберта, бретера, роялиста, поэта и антиквара, брата другого английского поэта-классика семнадцатого столетия, Джорджа Герберта, конечно, заслуживает отдельного очерка. Я рассчитывал провести воскресенье примерно так, как показано на знаменитой миниатюре, изображающей послеполуденный отдых сэра Эдварда, Sir Edward Herbert as a Melancholy Knight
http://www.shafe.co.uk/crystal/images/lshafe/Oliver_Edward_Herbert_1st_Baron_Herbert_of_Cherbury_1610-4.jpg
Барочный многоуровневый сад замка, разбитый в 1680-х годах, в первую очередь, привлекает посетителей великолепными видами, открывающимися со второй террасы сада на долину реки Северн, земли, граничащие с Англией. Главный вдохновитель проекта, Первый Маркиз Поуис, оказался верным своему сюзерену, низложенному в ходе «Славной Революции» 1688 года, Якову Второму, и добровольно последовал за ним в изгнание на французский берег. Окончательный вид сад приобрел под руководством его крестника, капитана Уинда, английского военного инженера, который позаимствовал террасный дизайн у известного садового архитектора, Андре де ля Нотра.
Вид с террас замка на долину реки Северн. Фотография  С. Чаплина, 2010.
Powis26.jpg
Спокойное чаепитие на барочной террасе, наполненное безмятежным созерцанием зеленых лугов и пастбищ маркиза Караба…, Поуиса, вполне способно настроить на возвышенный лад даже самого ярого последователя Кромвеля, imho.
Powis24.jpg
Большинство садовых статуй, украшающих террасы замка, выполнено из свинца, который добывался в шахтах в графстве Монтгомеришир. Тяжелый финансовый кризис, постигший семейство Клайв в начале 18 столетия, привел к тому, что многие из скульптур были отправлены на переплавку, однако, дошедшие до наших дней, выглядят вполне достойно. Даже садовая копия знаменитой Венеры смотрится неплохо на фоне багряных кустов и замковых балюстрад.
Садовая скульптура Поуиса. Фотография – С. Ч.
1
Однако главное сокровище, известное под именем «Римский кот Клайва» или просто, «Кошка Клайва» - находится внутри замка, в самом конце Длинной Галереи, украшенной поддельными бюстами двенадцати цезарей, позади библиотеки. Клайв приобрел его во время поездки по Италии, во второй половине XVIII века.
Выполненная из белоснежной чистоты фасосского (Thasos) мрамора, который очень неохотно поддается обработке по причине высокой прочности, скульптурная группа «Кошка и Змея» является, как считается, римской копией с утраченного греческого оригинала. Покупкой мраморной кошки Клайв несомненно хотел угодить своей жене, Маргарет, которая была покровительницей кошачьего племени.
3507420670_334e4c6dd4[1].jpg
Весьма вероятно, что именно эта покупка, стоившая Клайву огромных (даже по тем временам) денег, поставила семейство благородного лорда на грань банкротства. Однако восторг Клайва перед античным памятником, невозможность устоять перед соблазном добыть сокровище любой ценой, хорошо знакомы настоящему коллекционеру.
Вот, что писал Клайв своей жене из Рима в феврале 1774 года:
«Мы видели прекрасные церкви, статуи и бесчисленное множество картин, и среди других диковин – античную кошку. По стилю, я предполагаю, это должна быть работа греческого мастера, ибо она столь безупречна и великолепна, что, кажется, ни одна римская скульптура не сравнится с ней по мастерству исполнения. Ты наверняка вообразишь, что я решился купить ее, и, несомненно, именно так я и поступил и, могу уверить, что (из-за тебя) я был исключительно щедрым в своем предложении. Но –увы!- я обнаружил, что покупка сей изумительной кошки лежит вне наших финансовых возможностей, впрочем, я не отчаиваюсь, и, даже если я не преуспею с ее приобретением, находясь здесь, то я оставлю средства своему агенту, который добудет ее, не взирая ни на какую цену (“Coute qui cote”)».
Как ловко милорд смог сделать свое желание обладать памятником общесемейным делом, добавив характерное «из-за тебя» в текст послания! Учитывая скорость движения почты в те времена, даже, если графиня решилась бы облагоразумить супруга и «отказаться от кошки», то ответ бы все равно пришел слишком поздно…
Цитируется по Powis Castle. Powys. National Trust, 2000. Pp. 21-22.
Милорд Клайв ошибся только в одном. Кошка является римской работой Первого или Второго века Р. Х., даже если и выполненной с греческого оригинала.
Эксперты до сих пор спорят о странном сюжете скульптурной группы. Какую роль здесь играет змея? Это аллегория или часть неизвестной нам басни, комедии или мима?..
В любом случае, Римская Кошка Клайва является едва ли не единственным изображением древнеримской кошки в мраморе, известной сегодня. Встречая рассвет на Римском Форуме, возможно, вы вспомните о ней.
roma 174.jpg

Назад